Go Back   Военно-исторический форум Фронтовик. Награды, униформа, знаки отличия. СССР, 3 Рейх > Третий Рейх, Германия 1933-45 > Холодное и огнестрельное оружие

Фронтовик

фаустпатрон/faustpatrone/panzerfaust.

Дискуссия о фаустпатрон/faustpatrone/panzerfaust. в подразделе Холодное и огнестрельное оружие ,

в разделе Третий Рейх, Германия 1933-45 на форуме "Фронтовик"; Если в первый период Восточной кампании немецкая армия, учитывая относительную слабость собственной противотанковой артиллерии, основной упор делала на использование спец. ...

Reply
 
LinkBack Thread Tools Search this Thread Display Modes

фаустпатрон/faustpatrone/panzerfaust.
Old 02-28-2017, 11:46   #1
Administrator
 
Regen's Avatar
 
Regen is offline
Join Date: Oct 2011
Location: mother Earth
Posts: 1,806
Regen has disabled reputation
Default фаустпатрон/faustpatrone/panzerfaust.

Если в первый период Восточной кампании немецкая армия, учитывая относительную слабость собственной противотанковой артиллерии, основной упор делала на использование спец. снарядов, позволявших повысить бронебойное действие при стрельбе из противотанковых орудий и использование орудий имеющих небольшую начальную скорость для уничтожения танков, то с середины 1942 года массовое применение РККА танков KB-1 и Т-34 заставило Вермахт начать поиск принципиально новых средств для их уничтожения. В ближнем бою германская пехота с танками противника оставалась фактически один на один, поскольку 50-мм противотанковые пушки РАК.38 и 37-мм РАК.35/36, немецкие противотанковые ружья, ручные гранаты, а также бутылки с зажигательной смесью не могли поражать на минимальных дистанциях даже средние танки.
Немецкие гранатометчики с РПГ Panzerfaust в засаде. Июнь 1944

В связи с этим немецкие конструкторы продолжили исследования в данном направлении. Основным условием для нового оружия, кроме бронепробиваемости более 150 миллиметров, стало сочетания легкости и высокой мощности, присущей безоткатным системам. Кроме того, стремились удешевить производства по средствам широкого внедрения недефицитных материалов и штампосварных конструкций. Настоящим прорывом в данной области стало предложение инженера, доктора Генриха Лангвайлера из отделения фирмы HASAG (г. Лейпциг), который работал над реактивным и динамо-реактивным оружием. Весной 1942 года Лангвайлером была сформулирована принципиальная схема нового противотанкового ручного оружия, которое не имело отдачи во время выстрела. Данное оружие было названо Faustpatrone 1 («Фаустпатрон» - кулачный патрон). Это название впоследствии стало общим для всех образцов динамо-реактивных ручных противотанковых гранатометов (РПГ) германии. Кроме того, новое оружие долгое время называли его неофициальным прозвищем «Гретхен». Faustpatrone 1 был одним из первых в ряду так называемого «чудо-оружия», разработанного конструкторами-оружейниками Германии за время Второй мировой войны.

Впервые в одной конструкции соединили достаточно эффективную боевую часть кумулятивной наствольной гранаты 3,7 cm Stiel-Gr. Patr.41 и ракетный двигатель (пороховой заряд), размещаемый в канале ствола. Применение в данном оружии боеприпаса имеющего низкую начальную скорость и снижение отдачи до приемлемого для стрелка уровня, позволило создать образец, допускавший вести устойчивый огонь, как со станка, так и с руки. Данный гранатомет одноразового действия, являющийся, по сути, реактивной противотанковой гранатой, состоял из двух частей (в основном изготавливаемых методом холодной штамповки): надкалиберной кумулятивной гранаты имеющей хвостовой стабилизатор и полой открытой с двух сторон трубки-ствола (длина 360 мм), содержавшей пороховой метательный заряд. Граната вставлялась в ствол спереди. На стволе собирался спусковой механизм. Часть пороховых газов во время выстрела по открытому стволу отводилась назад, при этом создавалась направленная вперед реактивная сила уравновешивающая силу отдачи. «Фаустпатрон» обслуживал один человек. Но поскольку при выстреле возникал луч (форс) пламени от сгорающего заряда гранатометчику приходилось держать новое оружие на расстоянии вытянутой руки. Такое положение значительно снижала точность прицеливания. Подобная конструкция сказывалась на точности оружия. Первый вариант РПГ оказался неудачным из-за недостатков гранаты, малой дальности полета и крайне низкой кучности стрельбы. Но, несмотря на это, объединение в одном оружии низкоскоростного кумулятивного боеприпаса и отсутствие отдачи во время выстрела обещало, что данное маневренное и легкое пехотное противотанковое оружие, позволяющее вести огонь с руки, дешевое и простое в производстве, может произвести в военном деле революцию, так как имеет большие потенциальные резервы для дальнейшего совершенствования.
Осенью 42 - зимой 43 года Лангвайлер продолжил модернизировать свой гранатомет. Уже в марте 43 года фирма HASAG передала HWaA (Управление вооружений Вермахта) усовершенствованный вариант «Фаустпатрона» – динамореактивный 101-миллиметровый ручной противотанковый гранатомет Panzerfaust Klein 30M («бронированный кулак»). Конструктор провел модификацию своего гранатомета, удлинив ствол до 800 миллиметров, что позволило брать его под руку. Граната вставлялась в передней части. Внесенные изменения коснулись в основном надкалиберной гранаты кумулятивного действия: уменьшили ее калибр, головной обтекатель получил новую форму, которая была более удачной, хвостовой стержень гранаты заменили на стебель (трубка с деревянным наконечником) с закрепленным на нем эластичным оперением. Оперение состояло из четырех складывающихся стабилизаторов. С корпусом гранаты стебель соединялся резьбой. В корпусе гранаты размещался разрывной кумулятивный заряд (смесь тротила и гексогена в пропорции 40/60%). Металлические части гранаты изготавливались штамповкой. 33-миллиметровый ствол представлял собой гладкоствольную металлическую трубу. При помощи сварки на стволе закреплялись стреляющий пружинный кнопочный механизм и прицельная стойка. В состав стреляющего механизма входят трубка ударного механизма, спусковая кнопка, выдвижной стебель с винтом, втулка с капсюлем-воспламенителем и возвратная пружина. Ударный механизм устанавливался в два основных положения - на боевом взводе и на предохранителе. Метательный заряд, состоящий из мелкозернистого дымного ружейного пороха находящийся в картонном заряде цилиндрической формы, крепился в стволе при помощи винта. От гранаты метательный заряд отделялся пластмассовым пыжом. Прицельные приспособления – задний и передний визиры. Вместо мушки использовали верхний край оболочки гранаты. Задним визиром являлась фигурная прорезь в прицельной откидной планке, шарнирно соединявшейся с корпусом УСМ. Для ведения огня в темное время суток мушка и прицел покрывались люминесцентной краской. В походном положении откидная планка, закрепленная к ушку гранаты чекой и прилегающая к стволу, служила стопором гранаты и ударного механизма. В данном положении прицельной планки невозможно взводить ударник, так как спусковая кнопка закрывалась, а, следовательно, выстрел был невозможен. Гранатометы окрашивались в желто-коричневый или темно-зеленый цвет.
В войска гранатометы передавались в собранном виде, однако для производства выстрела было необходимо сначала зарядить Panzerfaust, при этом заряжание производилось непосредственно перед боевым применением. Для заряжения было необходимо, не вынимая предохранительную чеку, поворотом против часовой стрелки корпуса гранаты отделить головную часть от стебля гранаты. Стебель оставался в стволе гранатомета. В трубу корпуса закладывался металлический стакан, имеющий донный инерционный взрыватель не предохранительного типа и стандартный детонатор kl. ZdTg.34 Np, 10. Граната и стабилизатор соединить обратным движением. Перед выстрелом извлекалась предохранительная чека, находившаяся в передней части ствола. После этого поднимали прицельную планку и взводили ударный механизм. Для взведения стебель внутри корпуса подавался вперед, при этом капсюль подводился к запальному отверстию. Затем его оттягивали назад, поворачивали на 90 градусов против часовой стрелки, снимая с предохранителя механизм. При нажатии кнопки спуска вышибному заряду передавался луч огня от капсюля-воспламенителя. Вышибной заряд, воспламеняясь, выбрасывал гранату из ствола.

Для того чтобы произвести выстрел ствол обхватывался двумя руками и, плотно удерживаясь под мышкой, осуществлялось прицеливание и нажатие спускового устройства. После того как граната выбрасывалась из ствола раскрывались свернутые лопасти стабилизатора. Струя пороховых газов, вырывавшаяся из открытого заднего конца ствол и длина которой достигала 4 метров, создавала опасность для стреляющего. В связи с этим, во избежание поражения рикошетом отраженного пламени стрелка и других людей, а также горючих материалов и боеприпасов, позади него не должно было находиться препятствий на расстоянии 10 метров. Об этом предупреждала надпись «Внимание! Сильный луч огня!» размещенная на стволе. Таким образом, применение данного оружия имело определенные ограничения, в числе которых и запрет на использование из закрытых помещений. В момент выстрела взводился ударный механизм взрывателя, который срабатывал во время встречи головной части гранаты и любой преграды. При выстреле гранатометчик влияния отдачи практически не ощущал. После выстрела пусковую трубу выбрасывали, так как она не подлежала переснаряжению. Если после того как был взведен ударник и с предохранителя снят спусковой механизм, отпадала необходимость стрельбы, гранатомет можно было снять с боевого взвода и поставить на предохранитель. Для этого необходимо опустить к стволу прицельную планку и вставить чеку обратно в вырез на конце прицельной планки и ушко гранаты.
Слева направо: Граната РПГ «Panzerfaust». 60М; Прицел и ударный спусковой механизм РПГ «Panzerfaust» 60M; Прицельные приспособления (мушка на гранате и прицел) РПГ «Panzerfaust» 60M, окрашенные светящейся краской для ведения стрельбы ночью (рисунки из немецкого наставления 1944 г. издания)

Гранатометы Panzerfaust Klein 30М перевозились по 4 штуки в деревянных ящиках в не оконченном снаряженном виде, то есть без детонирующих устройств и взрывателей, помещавшихся в картонных футлярах отдельно.

При массе гранатомета равной 3,25 килограмма его бронепробиваемость на 30 метрах составляла до 150 миллиметров. Это было одним из лучших результатов для того времени, что позволяло германской пехоте уничтожать практически все типы танков противника. Однако небольшая дальность полета гранаты делала проблематичной стрельбу из Panzerfaust Klein 30М поскольку гранатометчик мог погибнуть под гусеницами бронемашины. В результате появилась новая тактика борьбы с бронетехникой – по танкам велся фланговый огонь: в населенных пунктах – из-за сооружений, в полевых условиях - из легких укрытий или окопов.
В августе 1943 года HASAG, освоив массовое производство ручных противотанковых гранатометов Klein 30М, выпустила 8,7 тыс. шт. Впервые Panzerfaust был успешно применен в бою на Восточном фронте на территории Украины в ноябре 1943 года. К октябрю производство этого дешевого и при этом очень эффективного оружия составлял уже 200 тыс. шт. в месяц. Об успехах данного противотанкового оружия говорят следующие цифры: в период с января по апрель 1944 года немецкими пехотинцами на Восточном фронте было уничтожено в ближнем бою 520 танков. При этом на долю динамо-реактивных РПГ Panzerfaust пришлась 264 шт., в то время как из ручных противотанковых гранатометов Ofenrohr RPzB.43 лишь 88 танков.

Гранатометы Лангвайлера имели редкую особенность – потенциальные возможности их дальнейшего усовершенствования были очень широкими. Потребность армии в более мощном оружии стала причиной создания модернизированного 149-миллиметрового РПГ Panzerfaust 30M. Граната, масса которой составляла 2,4 кг, позволяла пробивать броню толщиной до 200 миллиметров, при одинаковой дальности стрельбы – 30 метров. В начале 44 года «Фаустпатроны» были подвержены коренной модернизации. Это значительно повысило боевые качества гранатомета, упростило изготовление, увеличило дальность прицельного огня до 60 метров. Изменения, внесенные в модификацию 149-миллиметрового гранатомета Panzerfaust 60М, заключалось в следующем:
- диаметр пусковой трубы-ствола увеличился до 50 миллиметров;
- увеличение толщины стенок (метательной трубы) ствола увеличивало устойчивость к механическим повреждениям во время транспортировки и ведении боевых действий. Кроме того, это позволило использовать более мощные пороха а также увеличить вес метательного заряда. Это увеличило начальную скорость гранаты с 45 до 60 метров в секунду;
- граната новой конструкции соединялась со стеблем при помощи пружинной защелки, а не резьбовым соединением. Это упростило заряжание оружия и дало возможность установить мушку на ободок гранаты, позволив вести из гранатомета более прицельный огонь;
- кнопочный ударный механизм ранних «Фаустпатронов», который был не совсем удачным, заменили простым рычажным. В нем установили новый капсюль-воспламенитель типа Жавело, который надежно действовал в неблагоприятных условиях;
- изменили конструкцию прицела. Теперь он был рассчитан на три фиксированных дальности стрельбы - 30, 60 и 80 метров (первые модели гранатометов имели только одну фиксированную дальность прицела);
- при сохранении бронепробиваемости (200 миллиметров под углом 30 град.) граната увеличенной массы (2,8 кг), могла поражать бронированные цели на дальности до 80 метров. Кроме того, противотанковый гранатомет теперь мог использоваться для разрушения оборонительных сооружений;
- масса модернизированного гранатомета составляла 3,3 кг, а гранатомета в сборе (с гранатой) увеличилась с 5,35 кг до 6,25 кг.
способы прицеливания из РПГ

По мере увеличения опыта боевого использования Panzerfaust изменялось и взгляды командования Вермахта на данное оружие. В 1943 году и в начале 1944 года, пока велись боевые действия на территории СССР с его обширными территориями, эффективность данного оружия была недостаточной, так как малая дальность стрельбы (до 60 метров) не позволяла широко применять РПГ в полевых условиях. В связи с этим Panzerfaust стоял на вооружении только у истребителей танков, которые устраивали засады в укрепрайонах, у мостов, дорог, в населенных пунктах и т.п. И лишь весной-летом 1944 г., когда советская армия вошла на территорию густо застроенной Восточной Европы, «Фаустпатроны» в массовом порядке начали поступать на вооружение немецкой пехоты. Такому резкому изменению ситуации также способствовало развертывание широкомасштабного производства РПГ. К осени 44 года германская военная промышленность смогла наладить постоянно растущее производство Panzerfaust. В апреле 1944 года производство Panzerfaust 30M достигло 100 тыс. шт. а Panzerfaust 60M – 200 тыс. шт. В мае - октябре того же года их ежемесячный выпуск уже составлял 400 тыс. шт., в ноябре – 1,084 млн. шт., а в декабре данный показатель уже составлял 1,3 млн. шт. При этом расход Panzerfaust 30M и Panzerfaust 60M в ноябре 1944 года, во время боев в Польше, Пруссии и Венгрии, составил всего 209 тыс. шт. В январе - апреле 45 года немецкими предприятиями было выпущено более 2,8 миллионов гранатометов «Фаустпатрон». Выпуском «Faustpatrone» кроме всех предприятий концерна HASAG в г. Шлибен и Лейпциг занимались и другие фирмы. Выпуском ВВ для данных РПГ занимались: Rheinische Gummi- & Celluloid- Fabrik, Buhrle & Со и Oerlikon, а производством пусковых труб-стволов Volkswagen – один из крупнейших автомобильных заводов Германии. Причем потребность германских войск в этом оружии была настолько велика, что направляющие Panzerfaust, являвшегося оружием одноразового использования, после использования не выбрасывались. В боевых частях был организован их сбор для отправки на повторное переснаряжение гранатами в заводских условиях.

В 1944-1945 годов «Фаустпатрон» являлся основным ПТС пехотных дивизий, народно-гренадерских дивизий, а также батальонов фольксштурма. Так, например, осенью 1944 года на километр фронта приходилось до 90 противотанковых гранатометов Panzerfaust. Германские пехотные роты на каждого солдата имели по несколько гранатометов, что позволяло значительно укрепить противотанковую оборону и значительно увеличило потери советских войск в бронетехнике. Наглядным примером являются боевые действия на территории Польши, Венгрии и Германии осенью 44 - зимой 45 годов. 26 января 1945 года Верховный главнокомандующий Германских вооруженных сил А. Гитлер отдал приказ о создании «танко-истребительной дивизии», в которую должны были входить роты самокатчиков (велосипедистов), вооруженные Panzerfaust.
схема устройства гранаты

Трудности борьбы с танками противника, наработка советскими и англо-американскими войсками боевого опыта борьбы с гранатометчиками на вооружении которых стояли Panzerfaust, вновь заставили инженеров HASAG совершенствовать гранатометы. При этом конструкторы делали основной упор не на увеличение бронепробиваемости, составлявшей 200 мм (вполне достаточная для своего времени), а на увеличение дальности использования. В ноябре 1944 года Вермахт получил новую модель РПГ – 149-миллиметровый Panzerfaust 100М. В данном противотанковом гранатомете разработчики смогли увеличить дальность стрельбы до 100 метров.

Оригинальной особенностью Panzerfaust 100М является наличие тары последовательно размещенных в стволе метательных пороховых зарядов с воздушной прослойкой между ними. Таким размещением зарядов обеспечивалось увеличение давления пороховых газов, которые возникали при воспламенении первого заряда, влияя, за счет создания замкнутого объема вторым зарядом, на увеличение дальности метания гранаты. При отстреле гранаты, пороховые газы второго заряда, движущиеся назад, уравновешивали систему. Таким образом, конструкторам удалось добиться большей устойчивости при стрельбе, что отразилось на улучшении меткости во время боя. Одновременно с увеличением дальности огня выросла, правда незначительно, его бронепробиваемость (до 240 мм), что позволило стать Panzerfaust 100М на заключительном этапе войны действительно серьезным противником для всех тяжелых танков союзников.
чертеж учебного варианта РПГ Panzerfaust60

модели(калибры) РПГ Panzerfaust

Высокая эффективность Panzerfaust в последние месяцы войны значительно увеличила потери союзников в бронетехнике, что привело к принятию ответных мер противодействия – наиболее уязвимые места боевых машин экранировались, применялась новая тактика ведения совместных действий пехотных и танковых подразделений. Данные изменения позволили значительно снизить урон, наносимый гитлеровскими гранатометчиками бронетанковым войскам. Уже после войны Маршал Советского Союза И.С. Конев, командующий Первым Украинским фронтом, об этом писал следующее:«...Стремясь уменьшить количество подбитых фаустпатронами танков, мы ввели простое, однако очень эффективное средство – вокруг танков создавали так называемую экранировку: поверх брони навешивались листовое железо или листы жести. Попадая в танк, фаустпатрон пробивал сначала это незначительное препятствие, однако за ним была пустота, и граната натыкалась на броню потеряв реактивную силу. Она чаще всего рикошетировал, и не наносила ущерба... Почему данное средство начали применять так поздно? Вероятно, это связано с тем, что с таким широким использованием фаустпатронов во время уличных боев мы практически не сталкивались, а на открытой местности с этим не считались».

А вот что по этому поводу говорил в своих воспоминаниях его противник – подполковник Вермахта Э. Миддельдорф: «Большое количество танков, подбитых при помощи противотанковых средств пехоты, говорит само за себя... Большая часть подбитых танков на счету «Панцерфауст». Но «Панцерфауст», имеющий грубую наводку и большое рассеивание, давал хороший результат только при использовании на удалении не более 80 метров... Данный факт говорят о мужестве немецких солдат, которое они проявляли в ближнем бою с танками. Однако не следует переоценивать значение ближнего боя. Резкое снижение результатов борьбы с танками при помощи Faustpatrone, которое наблюдалось с января 1945 года, в первую очередь связано с введением русскими новой тактики защиты от истребителей танков. Она заключалась в охране бронемашин во время боя отдельными стрелками, которые двигались на расстоянии 100 - 200 метров от танка. Если характер местности не давал для укрытия благоприятных условий истребителю танков, ближний бой становился невозможным... Данная тактика являлась ответом на повышение эффективности противотанковой обороны, которая была достигнута благодаря применению новых РПГ «Панцерфауст» и «Офенрор».
офицер-фронтовик обучает обращению РПГ Panzerfaust100 ополченцев из фольксштурма. Германия, 29 ноября 1944г.

Последней опорой режима по задумке руководства Третьего рейха должно было быть народное ополчение, которое более известно как «Фольксштурм». Более 4 миллионов человек должно было встать под ружье. Для их оснащения требовалось огромного количества оружия, которое должно было быть простым в обращении и дешевым в производстве. В то же время оружие должно обладать большой эффективностью как, например, Panzerfaust. В этих условиях перед командованием Вермахта вставала практически неразрешимая проблема. С одной стороны нужно призвать и вооружить массу людей не прошедших строевой подготовки, с другой стороны необходимо было обучить их элементарным знаниям в военном деле. Естественно возникал вопрос, как обучать использованию одноразовых гранатометов, если наблюдается их нехватка в боевых частях на фронте. Поэтому необходимо было срочно создать учебный вариант «Фаустпатрона». 20 ноября 1944 года во все войсковые части Германской армии ушло совместное распоряжение начальника службы вооружений HWaA и генерального инспектора танковых войск о самостоятельном изготовлении (по прилагаемым чертежам) прибора позволяющего обучать стрельбе из «Panzerfaust». Учебный вариант Panzerfaust представлял собой ствол-трубу от гранатомета 60M, снабженную специальным приспособлением для отстрела макета гранаты и «луча огня». Приспособление представляло собой патронник под холостой 7,92-миллиметровый винтовочный патрон М.ЗЗ, который вертикально вставлялся в ствол гранатомета. Пороховые газы при выстреле выталкивали деревянный макет гранаты из ствола-трубы вперед и воздействовали на ударник второго холостого патрона, который вставлялся в деревянный имитатор «луча огня», служившего для гранаты противомассой. Данное устройство внесло свою, хотя и не такую значительную, как задумывалось, лепту в дело обучения фольксштурма прицеливанию, стрельбе и выбору позиции. Схема установки импровизированной противотанковой мины из РПГ «Panzerfaust»

Однозначную оценку использованию подразделениями фольксштурма Panzerfaust в боях последнего периода войны дал И.С. Конев: «Фаустпатронами особенно обильно снабжались батальоны фольксштурма, в рядах которых преобладали подростки и пожилые люди. Фаустпатрон – был одним из средств, какие могли создать у не обученных войне и физически не подготовленных людей чувство уверенности в том, что, только вчера став солдатами, они смогут уже сегодня что-то сделать. Необходимо отметить, что эти фаустники в большинстве случаев дрались до конца и проявили гораздо большую стойкость, чем видавшие виды, однако надломленные многолетней усталостью и поражениями немецкие солдаты».

Ухудшение положения на фронте, и новая тактика мотострелковых и бронетанковых войск противника, которая теперь учитывала широкое применение Вермахтом Panzerfaust, вновь потребовало от немцев принятия мер по нейтрализации попыток союзников свести к минимуму потери в танках и бронетехнике. Поэтому в ноябре 1944 года отдел по разработке реактивного оружия HWaA поручил фирме HASAG вновь модернизировать конструкцию Panzerfaust для расширения боевых возможностей противотанкового гранатомета. При проектировании данного оружия должны были учитывать новые тактико-технические требования, которые включали:
- увеличение дальности стрельбы при сохранении заряда и пусковой трубы-ствола Panzerfaust 100М;
- экономия ВВ при увеличении бронепробиваемости гранаты;
- использование суррогатированных ВВ;
- использование в изготовлении дуговой и точечной электросварки;
- возможность применения гранаты, как для уничтожения бронированных целей, так и живой силы противника.
обучение стрельбе из «фаустпатрона» фольксштурмиста. 1945г.

В этих тактико-технических требованиях, кроме уже ставших постоянными требований по улучшению боевых качеств оружия, а также удешевления его изготовления, прозвучало и совершенно новое требование – впервые сформулировали концепцию создания комбинированной кумулятивно-осколочной гранаты (во многих странах к данной концепции подошли спустя 10 -15 лет). В первую очередь инженеры HASAG начали работать с гранатой. Для увеличения дальности стрельбы, в конструкцию гранаты был введен дополнительный реактивный двигатель. Несмотря на то, что данное решение позволило значительно увеличить дальность метания, резкое снижение кучности огня сводило на нет все достигнутые результаты. Не дало положительного результата и использование нитроцеллуилозные пороха в качестве метательного заряда. Меры по удешевлению Фаустпатрона, предпринимаемые конструкторами, заставили их обратиться к легким металлам для изготовления стволов-труб, но данные работы так же не дали положительных результатов. После нескольких неудачных опытов, не отказавшись от внесения в его конструкцию различных улучшений, которые при этом не затрагивали самих основ оружия, немецкие инженеры подошли к решению проблемы с нетрадиционной стороны, придав испытанному «Фаустпатрону» новое дыхание. Конструкторы предложили сделать совершенно новую модель – РПГ многократного использования. Это решало многие задачи, связанные с острой нехваткой необходимых для производства Фаустпатрона материалов в условиях потери части сырьевой базы и распада производственных связей в Третьем рейхе, и в некоторой степени снимало вопрос о наращивании производства этого вооружения, столь необходимого в оборонительных боях. В первую очередь практически полностью переработали саму гранату. В новой гранате головную боевую часть, стабилизатор и донный взрыватель были собраны в единое целое (гранаты прежних Panzerfaust состояли из двух частей – боевая часть и хвостовик имеющий оперение). Это позволило изменить принцип заряжания гранатомета. Трубка стабилизатора имела фиксатор, который при заряжании входил в вырез дульной части гранатомета. Это обеспечивало прочную фиксацию боевого заряда в ручном противотанковом гранатомете и позволяло безопасно разряжать оружие, если отпадала необходимость ведения огня. Пусковая труба-ствол в таком виде допускала многократное перезаряжание. Утолщение стенок ствола позволило выдерживать гранатомету до 10 выстрелов. Решение задачи по увеличению дальности стрельбы также оказалось весьма простым – улучшили аэродинамику гранаты.

В новом ручном противотанковом гранатомете, получившем название Panzerfaust 150M, но более известном как Splitterfaust (осколочный кулак), использовалась граната цилиндроконической формы, причем стабилизаторы и продольные канавки на баллистическом колпаке обеспечивали ее устойчивый полет. Аэродинамика улучшилась и благодаря уменьшению диаметра корпуса гранаты со 149 миллиметров (в Panzerfaust 100М) до 106 миллиметров (в Panzerfaust 150М). За счет этого, максимальная дальность стрельбы из Panzerfaust 150M составила 300 метров, а действенная – около 150 метров. Одновременно с этим, благодаря незначительным изменениям существенно выросла эффективность гранаты. Цилиндрическую часть корпуса гранаты оснастили откидывающаяся мушкой, которая намного улучшила возможность ведения прицельного огня. На корпус гранаты одевали стальную цилиндрическую рубашку (была скопирована с ручной гранаты РГД-33 производства СССР) с поперечными канелюрами, нанесенными на ее поверхности, для создания убойных элементов, которые увеличивали поражающее действие осколков. Это позволило вести успешную борьбу, как с бронетехникой противника, так и с его живой силой. Новая граната сохранила прежнюю бронепробиваемость (220 -240 миллиметров), что было достаточным для поражения любых танков того времени. В марте 45-го года фирма HASAG начала производство первой установочной партии данных противотанковых гранатометов в количестве 500 шт. Планировалось, что их ежемесячный выпуск в ближайшее время достигнет 100 тыс. шт. Однако американские войска, захватив в середине апреля Лейпциг, где было начато производство Panzerfaust 150M, пресекли последнюю попытку немцев использовать так называемое «чудо-оружие» и увеличить таким образом количество жертв войны.
Колонна советских танков ИС-2 на дороге в Восточной Пруссии. 1-й Белорусский фронт.Слева на обочине — брошенные немецкие гранатометы «Панцерфауст»(Panzerfaust)

Проблема повышения эффективности Panzerfaust состояла, не только в увеличении дальности стрельбы и бронепробиваемости, но и в улучшении меткости их боя. В связи с этим одновременно с созданием ПТГ Panzerfaust 150М конструкторами велась работа над следующей, более мощной, моделью Panzerfaust 250, прицельная дальность которой составляла 250 метров. Достигалась благодаря применению удлиненной пусковой трубы-ствола и большей массы вышибного заряда. Использование вместо рычажного спускового механизма электрозапала позволило добиться большей надежности работы при неблагоприятных условиях, особенно в холодное время года. Для гранатомета создали новую пусковую ствол-трубу, на которой при помощи накидных хомутов крепились: спусковой механизм, собиравшийся в штампованной рукоятке управления; рамочный плечевой упор, изготавливаемый из метала; дополнительная рукоятка удержания гранатомета. Стрельбу вели с плеча, аналогично гранатометам Panzerschreck и Ofenrohr. Подобные несложные приспособления существенно улучшили управляемость оружием при выстреле, что, в свою очередь, повысило меткость стрельбы из данных гранатометов. Однако опыты с Panzerfaust 250М, как и другие подобные работы, до конца доведены не были в связи с капитуляцией Германии.

В январе 1945 году Reichsforschungsrat (RFR), научно-исследовательский совет Рейха, и фирма WASAG предпринял очередную попытку улучшить это оружие. Новый гранатомет, известный под названием Verbesserte Pz.Faust («улучшенный Панцерфауст»), имел 160-миллиметровую гранату с усовершенствованным взрывателем. Уже в феврале его производство планировала наладить компания Heber в городе Остероде, однако быстрое наступление союзников помешало реализации этих планов. Вместе с тем, в том же январе 45-го года появился еще ряд проектов новых конструкций гранатометов, в том числе такие, которые можно с уверенностью отнести к фантастическим: проект Grosse Panzerfaust - ствол-трубы от «250М» и новая увеличенная граната имеющая бронепробиваемость до 400 миллиметров; Brandfaust – использовалась зажигательная граната Pz.Brandgranate; Gasfaust – граната заполненная отравляющими веществами; Flammfaust – одноразовый огнемет. Самым многообещающим проектом был противопехотный гранатомет Schrappnell-Faust, с осколочной гранатой и дальностью стрельбы до 400 метров. Заряд подрывался механическим дистанционным взрывателем на высоте 2 - 3 метров, способствуя образованию сплошной зоны поражения сил противника на дистанции до 20 метров. Вес этого оружия составлял около 8 килограмм. К весне 45-го года на войсковые испытания была отправлена партия данных гранатометов в количестве 100 шт. Но Schrappnell-Faust до серийного производства доведен не был.
Это оружие нанесло советским войскам огромные потери во время боев в столице Рейха, где РПГ Panzerfaust стояли на вооружении всех германских частей и подразделений Вермахта, фольксштурма и СС оборонявших Берлин.

Позднее И.С. Конев, который принимал непосредственное участие в данных кровопролитных боях, в своих мемуарах писал: «...Немцы готовили Берлин к жесткой и прочной обороне, которая была рассчитана на длительное время. Оборона была построена на системе сильного огня, узлов сопротивления и опорных пунктов. Чем ближе к центру Берлина, тем плотнее становилась оборона. Массивные каменные постройки, имеющие большую толщину стен, приспосабливались к длительной осаде. Несколько зданий укрепленных таким образом образовывали узел сопротивления. Для прикрытия флангов возводились прочные баррикады толщиной до 4 метров, которые также являлись мощными противотанковыми препятствиями... Угловые здания из которых мог вестись косоприцельный и фланговый огонь укреплялись особенно тщательно... Кроме того, немецкие узлы обороны были насыщены огромным количеством фаустпатронов, которые в уличных боях стали грозным противотанковым оружием... Также Берлин имел много зенитной артиллерии, которая во время уличных боев сыграла значительную роль в ПТО. Если не учитывать фаустпатроны, то большинство потерь среди танков и самоходок в Берлине мы понесли именно от зенитных установок врага. Во время битвы за Берлин гитлеровцы уничтожили и подбили более 800 наших самоходок и танков. При этом основная часть потерь пришлась на бои в городе».

Если оценивать РПГ по основному критерию «себестоимость-эффективность», то Panzerfaust занимает ведущее место в классе пехотного оружия Второй мировой. Немецкий ученый Германии Ганс Керль, специалист в области военной промышленности, дал этим гранатометам самую точную оценку: «Пожалуй, единственным оружием Германии, которое отвечало требованиям максимальной эффективности с минимальными затратами средств и сил на его производство, было «Фаустпатрон». Немецкие гранатометы были не только самым массовым видом оружия Вермахта, но самым дешевым. На производство одного «Фаустпатрона» тратилось 8 человеко-часов, а себестоимость составляла от 25 до 30 марок, в зависимости от модификации. По данным, составленным по заданию Министерства вооружения германским Центральным статистическим управлением в 1945 году в период с августа 43 года по март 45 года, общий выпуск «Фаустпатронов» составил 9,21 млн. шт., из них 2,077 млн. - Panzerfaust Klein 30М и 30М, и 7,133 млн. 60М и 100М. По данным ОКН на 1 марта 45 года в германских вооруженных силах в войсках насчитывалось – 3,018 млн. шт. динамореактивных РПГ Panzerfaust различных моделей, и еще 271 тыс. – в арсеналах.
Разукомплектованные, подготовленные к подрыву саперами армии США, немецкие противотанковые гранатометы «Панцерфауст» (Panzerfaust), модификаций M60 и M100. (Индексы 60 и 100 указывают эффективную дальность стрельбы в метрах). В качестве взрывчатки (сверху) используются смотанные между собой двухсотграммовые тротиловые шашки (TNT 1/2 pound block) американского производства

Об эффективности использования данного оружия говорят цифры потерь, которые понесли советские танковые армии в сражениях на последнем этапе ВОВ. Так, например, в апреле 1945 года в боях на подступах к Берлину от Panzerfaust было потеряно от 11,3 до 30% танков, а вовремя уличных боев в самом городе до 45 - 50%.

В целом же, Panzerfaust во время Второй мировой войны полностью оправдали все надежды, возлагавшиеся на них командованием вооруженных сил Германии. Кризис противотанковых средств для пехоты стал причиной того что конструкторы-оружейники нашли принципиально новое решения данной задачи – создали комплекс противотанкового оружия: РПГ и кумулятивных гранат. Немецкие конструкторы тем самым открыли новое направление в развитии оружия. Чрезвычайно эффективное, но при этом дешевое и простое оружие, каким были гранатометы, позволило немецким пехотинцам в условиях маневренного современного боя бороться на равных практически с любыми танками противника. Хотя сами немцы, в числе которых Эрих Шнейдер, генерал-лейтенант Вермахта, после войны считали, что: «Во время войны пехоте всех стран много хлопот доставляло противотанковое оружие... Однако противотанкового оружия, которое отвечало бы всем требованиям пехоты, создано не было. Пехоте необходимо, чтобы противотанковое оружие обслуживалось одним человеком, и чтобы с его помощью можно было уничтожать танк с дистанции 150, а еще лучше с 400 метро».

Но к Panzerfaust данное высказывание можно отнести с очень большой натяжкой, так как именно они имели все возможности для своего дальнейшего совершенствования, а самые последние модели данного оружия - Panzerfaust 150 и 250М – отвечали предъявляемым требованиям. Именно они стали прототипами для создания во многих странах, включая Советский Союз, новейшего вида вооружения для пехоты – ручных противотанковых гранатометов.
По материалм "Пехотное оружие третьего рейха часть VI. Реактивное оружие вермахта" Спецвыпуск журнала "Оружие" за 11/12 2003 года
__________________
Единственный урок, который можно извлечь из истории, состоит в том, что люди не извлекают из истории никаких уроков.
  Reply With Quote

Re: фаустпатрон/faustpatrone/panzerfaust.
Old 03-01-2017, 12:09   #2
Administrator
 
Regen's Avatar
 
Regen is offline
Join Date: Oct 2011
Location: mother Earth
Posts: 1,806
Regen has disabled reputation
Default Re: фаустпатрон/faustpatrone/panzerfaust.

Рассказывает очевидец — Ю.Н. Поляков, командир СУ-76: «5 мая двигались к Бранденбургу. Около города Бург нарвались на засаду «фаустников». Нас было четыре машины с десантом. Жарко было. А из кювета человек семь немцев с «фаустами». Расстояние метров двадцать, не больше. Это же рассказывать долго, а делается-то моментально — поднялись, выстрелили, и все. Первые три машины взорвались, у нашей двигатель разбило. Хорошо, правым бортом, а не левым — в левом-то топливные баки. Половина десантников погибла, остальные поймали немцев. Набили хорошо им рожи, скрутили проволокой и забросили в горящие самоходки. Орали хорошо, музыкально так...


В.Б.Востров, командир СУ-85: «С февраля по апрель сорок пятого против нас очень активно действовали отряды «фаустников», истребителей танков, составленные из «власовцев» и немцев-«штрафников». Один раз прямо на моих глазах они сожгли наш ИС-2, стоявший в нескольких десятках метров от меня. Нашему полку еще сильно пофартило, что мы заходили в Берлин со стороны Потсдама и на нашу долю не выпало участвовать в боях в центре Берлина. А там «фаустники» просто лютовали...


«Фаусты» с красными звездами


"бойцы и командиры были влюблены в эти Фаустпатроны"(Командующий 8-й гвардейской армией, генерал-полковник В. И. Чуйков).

Согласно имеющимся сведениям, советскому командованию стало известно о предстоящей практике применения Фаустпатронов второй модификации уже в 1943 году. Произошло это благодаря действиям белорусских партизан. В ходе диверсионных и разведывательных операций партизаны не только получили данные о наличии в германской армии 10-ствольных минометов, снарядов реактивного действия 75-миллиметрового калибра и новых танков типа «Иста», но и секретных разработок, ведущихся в Германии. В первую очередь это касалось нового типа ракет, которыми предполагалось обстреливать Англию. В нашем случае гораздо больший интерес представляет тот факт, что белорусскими партизанами вначале была захвачена инструкция по обращению с секретным на тот момент противотанковым оружием Фаустпатрон-2. Они взяли в плен немецкого солдата, который не только был в курсе появления нового оружия, но смог дать подробные сведения об устройстве и действии Фаустпатрона.
До 1944 года знания о Фаустпатронах были уделом отдельных советских офицеров. В условиях ведения боев на открытой местности у Красной Армии не было необходимости в портативном пехотном противотанковом оружии — с уничтожением немецкой бронетехники успешно справлялись противотанковая артиллерия и сами советские танки. Ситуация в корне изменилась в конце 1944 года, когда частям Красной Армии пришлось брать старые европейские города. Противотанковая артиллерия не могла эффективно вести огонь на кривых улочках, а сами советские танки, как уже отмечалось выше, становились хорошей целью для немецких солдат, вооруженных реактивными противотанковыми установками. Необходимость в новом оружии возрастала с каждым днем. Есть множество версий того, почему у Красной Армии даже к 1945 году не оказалось в распоряжении эффективных пехотных противотанковых систем. Позже, уже после войны начальник Главного артиллерийского управления (ГАУ) Н. Д. Яковлев писал: «Не могу не отметить такого прискорбного факта, что наши войска были довольно плохо обеспечены таким, например, оружием, каким являлся у немцев фаустпатрон. А ведь он прекрасно зарекомендовал себя в противотанковой борьбе. Буду самокритичен: ГАУ, а следовательно, и я, как его начальник, не проявили должной настойчивости, чтобы доказать боевую ценность подобного рода противотанковых средств».
Излагаемая далее версия не выдерживает никакой критики. Утверждалось, что в 1942 году у Красной Армии на вооружении появилась шомпольная граната. На самом деле подобные гранаты активно использовались еще в Первую мировую войну. В 1942 году она была анахронизмом, способным удивить любого военного. В итоге нет ничего удивительного, что данный тип вооружений зарекомендовал себя с самой плохой стороны — дальность стрельбы невелика, точность попадания невысока, обращение сложное. Впрочем, сам Яковлев полагал, что в данной шомпольной гранате надо было увидеть направление, развитие которого могло привести к созданию мощного противотанкового средства. Однако в начале войны Красной Армии требовалось простое и, самое главное, дешевое противотанковое оружие. Именно по этой причине Ставкой не был одобрен проект мощного, но сложного в производстве противотанкового ружья Рукавишникова. Как помним, поначалу в СССР вообще производилась копия весьма устаревшей немецкой танковой винтовки. Когда обстановка на фронтах стабилизировалась, в ГАУ опять же не нашлось активных сторонников таких средств противотанковой борьбы, как Фаустпатрон. Яковлев говорит, что это было обусловлено его малой дальностью выстрела. Якобы в войсках популярностью не пользовался даже 50-мм миномет. Мол, для борьбы с немецкими танками было достаточно противотанковых ружей и противотанковых гранат. «В итоге у нас так и не было создано оружие, подобное тому, которое имелось у противника, — заключает Н. Д. Яковлев. — А ведь враг, повторяю, очень эффективно, особенно в последние месяцы войны, применял фаустпатроны и против танков, и в боях в населенных пунктах. Конечно, ссылки на кого-либо теперь, спустя десятилетия после окончания войны, надо признать несостоятельными. В первую очередь ГАУ и я, его начальник, не проявили в данном случае должной предусмотрительности, дальновидности». На самом деле причина подобной недальновидности видится только в одном моменте. Дело в том, что в 20-е годы в СССР появилась теория об отмирании классической ствольной артиллерии и замены ее безоткатной (динамо-реактивной). Испытания первых динамо-реактивных установок были весьма неуспешными. Но решающим фактором в развитии этих систем оказалось то, что их активно навязывал Тухачевский, Как видим, попытка развивать реактивные и динамо-реактивные пусковые системы накануне войны могла быть отрицательно воспринята и с политической точки зрения. Не стоило списывать со счетов и тот факт, что активным противником данного типа вооружений был начальник Центрального артиллерийского конструкторского бюро В. Г. Грабин. Хотя отдадим ему должное: именно благодаря его разработкам в «классическом стиле» стало возможно быстро уничтожать немецкие танки. Так или иначе, но к 1945 году Красная Армия остро нуждалась в мощном и компактном противотанковом (или хотя бы просто бронебойном) оружии. Выход из ситуации нашелся очень простой.
Есть в армейских кругах что-то вроде архетипических мифов. Одни и те же сюжеты кочуют из части в часть, причем рассказчик утверждает, что данное событие (в основном анекдотическое) случилось именно в их воинской части, именно в его присутствии. В 1945 году мы могли бы наблюдать повсеместное проявление одного из подобных архетипических мифов. Речь идет об использовании частями Красной Армии Фаустпатронов, которые в изобилии в качестве трофеев попадали в руки советских солдат. В некоторых источниках указывается вроде бы точная дата и точное место, где советские солдаты стали использовать Фаустпатроны против немцев. Согласно этим данным, это произошло в боях за Бреслау (Вроцлав). Освоение Фаустпатронов произошло якобы по инициативе комсомольцев. «Во многих частях и соединениях среди комсомольцев зародилось начинание — изучать и применять трофейное оружие». Первыми это сделали молодые солдаты 309-й пехотной стрелковой дивизии. После удачного использования Фаустпатронов политический отдел выпустил специальную листовку, в которой рассказывалось о «новаторском подходе». Сама листовка должна была изучаться личным составом всех подразделений. Можно было бы довольствоваться этими сведениями, если бы не одно но… Бои за Бреслау (столица Силезии) начались в январе 1945 года и продолжались до мая того же года. То есть первое (по крайней мере более-менее массовое) применение Фаустпатронов советскими солдатами должно было датироваться концом января — началом февраля 1945 года. Но в мемуарных источниках есть сведения, которые не позволяют отдать пальму первенства в использовании трофейных Фаустпатронов солдатам 309-й стрелковой дивизии. Дело в том, что еще в середине декабря командование фронта отдало 39-й армии приказ о подготовке к новому наступлению. Направление главного удара — сначала на Пилькаллен, затем на Тильзит. Собственно, в данном наступлении не было ничего необычного, если бы не его весьма высокий темп. Частям Красной Армии в данном направлении предстояло «покрывать» за день не менее 16 километров. Сама же глубина операции составляла 80 километров. Подобная стремительность возлагала на разведку особые задачи. В итоге армейские разведчики накануне наступления провели свыше 200 поисков, в ходе которых было взято в плен более сотни немецких солдат и офицеров. При этом довольно широко стала применяться тактическая новинка, связанная с использованием трофейных Фаустпатронов. Судя по тому, что в мемуарах упоминалось, что данное устройство предназначалось для поражения танков на расстоянии до 30 метров, речь шла о Панцерфаустах-30. По ночам разведчики, вооружившись трофейными Фаустпатронами, подбирались к вражеским траншеям и давали залп. Сильная взрывная волна контузила или, во всяком случае, оглушала гитлеровских солдат. Как говорилось в воспоминаниях: «Наши бойцы тут же врывались в окоп и брали „языков“. Немалое значение имел тот факт, что взрывы фаустпатронов были очень похожи на разрывы мин. Поэтому такой способ нападения, как правило, не будоражил соседние огневые точки. Отправляясь в очередной поиск, разведчики часто шутили: „Идем глушить рыбку!“ И чаще всего они возвращались с богатым „уловом“». Как видим, трофейные Панцерфаусты-30 уже вовсю использовались в декабре 1944 года.
Кстати, об использовании разведчиками Фаустпатронов. Разведчики одной из дивизий 1-го Белорусского фронта применили метод, получивший название «огневые ножницы». Суть его заключалась в том, что слева и справа от объекта нападения бойцы производили по выстрелу из трофейных Фаустпатронов. Осколков они почти не давали, а ударная волна от мощных взрывов глушила немецких солдат, как рыбу в воде. После этого минометчики открывали отсечный огонь, и разведчики под их «зонтом» без суеты выбирали в окопе «языка». Как видим, «рыбалка» при помощи Фаустпатронов была весьма распространенным явлением.
Или другой отрывок из воспоминаний члена Военного совета ряда фронтов К. Ф. Телегина: «Помню, когда в боях за Речицу фронт понес значительные потери в танках, это встревожило Военный совет. Посланные на места боев командующий бронетанковыми и механизированными войсками генерал Г. Н. Орел и группа работников политуправления установили, что враг применил не известные нам до сих пор фаустпатроны. А поскольку в бою было захвачено значительное их количество, приняли решение использовать это трофейное оружие для борьбы станками противника. Из числа пленных отобрали солдат и младших офицеров, хорошо знавших технические и боевые свойства фаустпатронов, способы их применения. Пробные стрельбы по разбитым вражеским танкам показали, что это действительно грозное противотанковое оружие ближнего боя. Получив необходимые данные, штабы бронетанковых войск и артиллерии фронта разработали инструкцию по борьбе с „фаустниками“, а политорганы развернули повсеместную работу по разъяснению способов борьбы с этим новым оружием, распространению приемов его использования против танковых сил врага. Были изданы листовки-памятки, развернуто движение за создание в наших частях команд, хорошо владеющих боевым применением фаустпатронов. В результате целеустремленной работы в танковых частях заметно сократились потери, а наши бойцы и командиры успешно применяли захваченное на поле боя оружие против вражеских танков и штурмовых орудий». Примечателен этот отрывок тем, что позволяет установить: трофейные Фаустпатроны использовались во время боев за освобождение Белоруссии, а значит, это событие можно датировать летом — осенью 1944 года.
Можно предположить, что использование захваченных Фаустпатронов к концу 1944 года становилось повсеместным, и здесь вряд ли можно точно установить время и место, где они были применены против немцев. Это могла быть и Силезия, это могла быть Польша. Это мог быть, в конце концов, Будапешт, где советские войска впервые испытали на себе мощь реактивного оружия в условиях узких улочек древнего города. В мемуарах встречаются весьма красочные описания данного почина. «Выполняя поручения бюро, коммунисты читали воинам газеты, проводили индивидуальные и коллективные беседы, выпускали боевые листки и листовки-молнии „Передай по цепи“, доводили до сведения личного состава принятые по радио сводки Совинформбюро и приказы Верховного Главнокомандующего, рассказывали об успехах армии и фронта, соединения и части. Активно участвуя в партийно-политической работе, молодые коммунисты росли и мужали идейно, приобретали уверенность и опыт, помогали командирам и политработникам воспитывать личный состав, обеспечивая успешное выполнение боевых задач. Именно они, коммунисты и комсомольцы, явились инициаторами освоения и применения трофейного оружия, особенно фаустпатронов». Впрочем, чтобы не вызывать ненужных ассоциаций, после подобных фраз в мемуарах делались оговорки, что у советских войск и так было в достатке собственной техники, так как труженики героического тыла в возрастающих количествах ковали оружие победы. На самом деле ситуация не была столь оптимистичной. Трофеями не пренебрегали отнюдь не потому, что они еще больше увеличивали мощь советских частей — просто аналогичного оружия в советских частях в годы войны вообще не было.
Мощь данного оружия подтверждается всеми мемуарными источниками. Вообще в частях Красной Армии росло убеждение, что Фаустпатронами были вооружены все немецкие пехотинцы и все фольксштурмовцы. «Это было сильное и опасное противотанковое оружие. Начальники политотделов танковых армий генерал А. Д. Капник и полковник H. Т. Кладовой докладывали, что части несут большие потери от фаустников. Такие же тревожные сигналы поступали от командиров и политорганов отдельных корпусов». В итоге по поручению Военного совета командующий бронетанковыми и механизированными войсками 1-го Украинского фронта генерал Н. А. Новиков изучил на местах этот вопрос. Им были обобщены предложения командиров боевых машин и членов экипажей. После подобной инспекторской поездки было принято двоякое решение. С одной стороны, было рекомендовано широко применять экранировку танков и самоходно-артиллерийских установок. Фаустпатроны, пробивая навесные экраны из листового железа, встречали затем пустоту и, потеряв убойную силу, не наносили особого ущерба боевой машине. В большинстве они рикошетировали по броне. С другой стороны, Военный совет фронта поддержал инициативу коммунистов и комсомольцев, выдвинув лозунг: «Истребляйте гитлеровцев их же оружием!» В итоге политуправление совместно со штабом выпустило листовку: «Применение фаустпатронов в бою». В другой листовке обобщался более конкретный опыт использования трофейного оружия в роте лейтенанта Урядова.
Как видим, использование Фаустпатрона не было вспомогательным, так сказать, второстепенным средством борьбы с противником. Политотделы не занимались второстепенными вопросами. В итоге почти на всех фронтах политические отделы активно занимались тем, что выпускали и распространяли плакаты и листовки с фотографиями, рисунками и чертежами Фаустпатрона, с описанием его устройства и боевого применения. Фактически в каждом подразделении были созданы группы воинов, которые были готовы эффективно использовать трофейное оружие в наступательных боях.
В этой связи интересными кажутся воспоминания самих начальников политотделов. Подобный сюжет мы можем найти в мемуарах начальника политотдела 2-й гвардейской танковой армии М. М. Литвяка. «Начальник политического отдела 33-й мотострелковой бригады подполковник Марусич докладывал о положении дел в подразделениях. Среди вопросов первостепенной важности он назвал нехватку боеприпасов [от автора — честно и никакой патетики про героический тыл]. „Проблема из проблем, — сказал начальник политотдела. — Но мы пытаемся решить и ее… В какой-то степени за счет применения в уличных боях трофейных фаустпатронов“». Для самого Литвяка сообщение Марусича стало полной неожиданностью. Он, видимо, еще не слышавший о «комсомольском почине», весьма заинтересовался подробностями: где и как удается использовать Фаустпатроны? кто выступил инициатором в этом деле? как идет обучение мотострелков применению трофейного оружия? В ответ подполковник Марусич рассказал о следующем. На окраине одного из городов немцы задержали советское подразделение. Гитлеровцы засели в большом доме с прочными каменными стенами и пресекали любую попытку мотострелков продвинуться вперед. Автоматный и пулеметный огонь наступающих не причинял врагу никакого вреда. Не могла включиться в дело и батальонная артиллерия: она отстала из-за бездорожья. Время шло. В данной ситуации оно работало на немцев — каждый час они использовали для укрепления своей обороны. Ситуацию изменил находившийся в подразделении старший лейтенант Фигурин. Он обратил внимание на валявшиеся поблизости Фаустпатроны, которые оставили потесненные немцы. Офицер стал подтягивать Фаустпатроны к зданию. Через несколько минут загремели разрывы. Попадания оказались весьма удачными: Фаустпатроны пробили стену в доме, поразили засевших там автоматчиков и подожгли здание. В считаные минуты вражеский опорный пункт был ликвидирован.
По мере развития наступления советские мотострелки уже отыскивали Фаустпатроны и передавали их старшему лейтенанту Фигурину, который навострился обстреливать здания, в которых засел противник. Как правило, после трех-четырех попаданий в тыльной стене образовывался пролом. Советские автоматчики бросали туда на всякий случай несколько гранат, после чего врывались в дом и очищали его от противника. За какие-то два дня боев Фигурин при помощи трофейных Фаустпатронов уничтожил 47 немецких солдат и разрушил несколько укреплений. Кроме того, за это время он обучил применять Фаустпатроны в уличном бою более полусотни бойцов.
О новой тактике ведения боя в городских условиях стало известно во всех батальонах данной бригады. У Фигурина появились «последователи». В листовке, выпущенной политотделом бригады, отмечалось, что инструкторами по обучению личного состава приемам стрельбы из трофейного оружия стали капитан Токмачев, старший лейтенант Алтухов, лейтенант Новиков и другие офицеры. Мотострелки активно осваивали новое для них оружие. Как сообщалось в рапорте: «Комсомольцы старшие сержанты Крюк и Рыбченко, рядовые Пожогин, Крамаренко отличились в первом же бою: мастерски поразили фаустпатронами огневые точки, подожгли несколько контратакующих танков и самоходок противника».
Когда начальник политотдела армии поинтересовался, где же находится «новатор», то ему ответили, что Фигурин пребывает в подразделениях, где обучает молодежь. Сложилась весьма щекотливая ситуация. С одной стороны, офицер нарушил дисциплину. Но с другой стороны, он проявил инициативу, способствующую выполнению боевой задачи и заслуживающую всемерной поддержки, отличился в бою. Как вспоминал Литвяк, на память ему пришла одна довоенная история. Курсанту авиационной школы, который во время самостоятельного учебного полета из-за недостатка горючего сделал вынужденную посадку в поле, начальник школы объявил и выговор и благодарность. Выговор за то, что курсант плохо следил за прибором, показывающим наличие в баках горючего, а благодарность — за мастерскую посадку самолета на полевой дороге. В итоге было решено выговор не выносить. Фигурина лишь только пожурили. Но в конце разговора ему была выражена благодарность.
После разговора с Фигуриным Литвяк направился на командный пункт армии, будучи твердо убежденным в том, что родившаяся в 33-й мотострелковой бригаде новая тактика по использованию в бою трофейных Фаустпатронов заслуживала поддержки со стороны Военного совета армии. Генерал-майор П. М. Латышев очень внимательно выслушал доклад и одобрил применение новых приемов ведения боя. По его указанию был подготовлен проект приказа войскам, который обязывал командиров корпусов, бригад и отдельных частей организовать сбор Фаустпатронов и вооружить ими прежде всего мотострелков; выделить в каждом подразделении инструктора и обучать бойцов и командиров применению этого оружия в оборонительном и наступательном бою. Приказ сразу же был подписан и незамедлительно отправлен в штабы соединений и армейских частей.
В связи с этим приказом было проведено совещание работников политотдела армии и редакции армейской газеты. На нем были конкретизированы задачи политработников, военных журналистов по пропаганде и распространению боевого опыта воинов 33-й мотострелковой бригады. В итоге распространение данной тактики было решено поручить комсомольским работникам. Как вспоминал Литвяк: «Комсомольских работников армии не надо было агитировать. Николай Пастушенко и Самет Абейдуллин всегда охотно подхватывали все новое, любили оперативные и конкретные задания, где можно было применить свои организаторские способности и отличиться. И за это поручение они взялись засучив рукава. Сначала сами освоили приемы стрельбы фаустпатроном, а на следующий день провели практическое занятие со всеми работниками политотдела армии. Каждый офицер сделал один-два выстрела по каменной ограде и подбитому вражескому танку».
После этого упоминавшиеся в воспоминаниях Пастушенко и Абейдуллин лично обучили правилам владения трофейным оружием комсомольских работников соединений и частей. А те, в свою очередь, стали организаторами изучения Фаустпатронов в частях и подразделениях. При этом Литвяк делает очень важную оговорку: «Организацией изучения личным составом фаустпатронов, конечно же, занимались и командиры, и политработники, и партийные активисты. Они умело направляли энергию молодых в нужном направлении и всегда воздавали должное их заслугам». То есть комсомол в мемуарах был все-таки обязательным для упоминания моментом.
Отдельное направление в распространении нового боевого опыта отводилось армейским и корпусным газетам. Как правило, все они ввели на своих страницах новую рубрику «Оружием врага — по врагу!», в которой систематически публиковали статьи, заметки, где шла речь о конкретном опыте применения красноармейцами трофейных Фаустпатронов.
Сами участники боев в Германии вспоминали, что немецкие Фаустпатроны здорово выручили. Во-первых, наступавшие стали меньше ощущать нехватку противотанковой артиллерии и особенно боеприпасов, подвоз которых по-прежнему осуществлялся с большим напряжением сил. Во-вторых, они успешно отражали многочисленные танковые контратаки.
Впрочем, опять же оговорюсь, что мемуары во многом являются субъективным источником. Нередко офицеры не знали, что происходило на соседних фронтах. Так, например, есть сведения о том, что подобный почин по использованию Фаустпатронов был предложен во время форсирования Дуная в Венгрии. «Готовясь к отражению вражеских ударов, партийно-политические органы провели большую работу среди личного состава инженерных войск. Партийные и комсомольские собрания были посвящены всесторонней подготовке саперов к борьбе с вражескими танками. В решениях собраний особо подчеркивалось значение личного примера коммунистов и комсомольцев в бою». То есть уже осенью 1944 года бывалые саперы и опытные командиры проводили беседы на такие темы, как «Смелому и умелому саперу — вражеский танк не страшен», «Уничтожай вражеские танки минами, взрывчаткой и гранатой». Приблизительно в то же самое время политические отделы бригад стали уделять особое внимание пропаганде способов борьбы с вражескими танками. Как и во многих прочих случаях, этому вопросу были посвящены боевые листки. В них давались проверенные опытом рекомендации, в частности, как, используя засаду, надвигать с помощью троса под гусеницу танка мину, внезапно закрывать путь минным шлагбаумом, поражать танк гранатами в кормовую часть или стрельбой из трофейных Фаустпатронов.
Полагаю, что использование трофейных Фаустпатронов, кроме собственно боевого, имело еще и психологический эффект. Действительно, к концу 1944 года среди советских танкистов стали активно ходить слухи о «фаустниках». Чуть позже некоторые из советских танков были выведены из строя неожиданно, невесть откуда прилетающими снарядами, проламывающими броню. В воспоминаниях можно найти такой эпизод: «Автоматчикам Пете Чащину и Саше Печенкину удалось захватить „фаустника“. Фаустпатрон, коим гитлеровцы начали вооружать самых отчаянных, действительно теоретически мог остановить любой танк. Это легкая труба с мощной кумулятивной гранатой, то есть ее разрывной заряд действует направленно. Она с хвостом и стабилизатором — выталкивается из трубы сильным запалом, летит довольно точно в цель и взрывается, едва прикоснется к какой-нибудь поверхности». Как видим, советские танкисты очень опасались Фаустпатронов. В итоге во многих танковых корпусах стали пробовать приварить на кронштейнах по бокам танков фальшборты из тонких железных листов или металлических сеток. Шло активное экранирование танков. Во многом расчет был правильный — граната, коснувшись преграды, взорвется и самого танка не повредит. С одной стороны, выглядело очень удачным решением. Но с другой стороны, на подобную экранированную броню было невозможно взять автоматчиков. Как мы видели раньше, именно использование автоматчиков и штурмовых групп защищало танки лучше любого железного «экрана».
Возникала сложная психологическая ситуация — экранирование защищало танк, но снижало эффективность операции. Выбор был сложным. Именно в этих условиях в массовом порядке вдруг стали проводиться комсомольские собрания. Сохранилась речь одного из комсоргов на подобном собрании: «Этот геббельсовский фаустпатрон — соломинка тонущего. Изобретение шаблонное, оно дало бы результат против самих фашистских танков — они всю войну нарывались на засады, вот и придумали. Против тех, кто видит плохо. А на наших „тридцатьчетверках“ на самой броне три-четыре пары глаз дополнительно. Верно? Или автоматчики десанта забыли, что их главная обязанность — охранять машины в бою?»
Лозунг «Овладеть новейшим секретным оружием противника» был и психологическим решением. Именно после начала массовой кампании по использованию трофейных Фаустпатронов танкисты стали отказываться от фальшбортов. По этому поводу родилась присказка: «Машины с антифаустными экранами — ни тебе фигуры у „тридцатьчетверки“, ни красоты. Едет железный сарай какой-то… одна стыдоба».
В итоге во время стремительной атаки автоматчики, которых танкисты за быстроту действий прозвали «стрижами», научились доставать большое количество Фаустпатронов. Им даже попадались инструкции по их использованию. В мемуарах есть несколько живописных моментов добычи этих инструкций, которые немцы пытались съесть. Говорилось, что изучение инструкций было полезным. После этого в считаные дни красноармейцы овладели «этим новым сверхсекретным оружием». В связи с этой фразой сам собой возникает вопрос: а как же активная пропаганда армейских газет и специальные листовки? Можно предположить, что освоение Фаустпатронов шло не столь активно, как это хотелось бы командованию. Не исключено, что многим солдатам приходилось с ними знакомиться прямо в бою.
Однако это лишь умозрительное заключение, которое отнюдь не ставит под сомнение специальную подготовку красноармейцев. Во многом она была значительно лучше, чем у немецких солдат.
Впрочем, были и более оптимистические сведения: «Круглые сутки велась подготовка войск к предстоящим боям. Во всех полках были созданы штурмовые группы. Каждой придавалось одно-два отделения ранцевых огнеметов, два тяжелых танка ИС и два средних Т-34, два семидесятишестимиллиметровых орудия. В специально оборудованных районах отрабатывались элементы уличного боя, штурма отдельных зданий, взаимодействие различных родов войск в ходе наступления. Красноармейцев и сержантов учили владеть трофейным оружием, особенно фаустпатронами. А в каждой дивизии их было достаточно — в предыдущих боях захватили несколько тысяч штук. Вскоре фаусты могли применять почти все бойцы».
Во время Померанской операции в руки Красной Армии попало огромное количество Фаустпатронов. В итоге было принято решение использовать их как вспомогательное оружие для роты ПТР. Тут же были размножены инструкции по их применению и организованы занятия. Сначала осваивалась материальная часть, затем на оборудованном в лесу небольшом полигоне отрабатывались приемы пуска. К концу учебы, в первых числах апреля, провели стрельбы боевыми гранатами. Огонь вели с трех дистанций: пятидесяти, семидесяти пяти и ста метров. Но как следует из мемуаров, обучение проходили лишь несколько человек. Каждый из них имел на своем счету свыше двадцати пусков. Только после этого советские солдаты полностью освоились и привыкли к шуму пугавшей поначалу реактивной струи за плечами. В итоге, кроме пушек и противотанковых ружей, на вооружение были приняты и Фаустпатроны. В каждом взводе ПТР было создано две специальные группы бойцов, вооруженных трофейным оружием. Но это происходило в рамках отдельного дивизиона. Всего же во время Восточно-Померанской операции было захвачено 4500 Фаустпатронов. Примерно 1500 были отстреляны на полигонах, когда, готовясь к Берлинской операции, проводили занятия с мотопехотой, учили действовать ее в штурмовых группах.
Почти на всех фронтах ситуация выглядела одинаковой. Это касалось не только частей Красной Армии, но польской Армии Людовой. «Как-то вечером мне позвонил генерал Зайковский:
— У меня сейчас командиры полков. Так вот, они просят разрешения обучить воинов обращению с немецкими панцерфаустами. Командир седьмого полка майор Русьян рассказал, как применяли их против гитлеровцев его жолнежи. Теперь у него каждый боец носит по два заряда…
— А где вы возьмете так много панцерфаустов?
— Захватили немецкий склад. Теперь этого добра хватит не только нашей дивизии…
— Тогда действуйте. Только хорошо обучите людей, чтобы избежать несчастных случаев.
Опыт 7-го пехотного полка вскоре стал достоянием всей польской армии. Недостатка в трофейных панцерфаустах не ощущалось. Из вещевых мешков солдат стали выглядывать по две, а то и по три трубы…»
Судя по всему, обучение обращению с Фаустпатроном специальных групп мотопехоты было повсеместным явлением. Командир 289-го гвардейского Висленского ордена Кутузова стрелкового полка Герой Советского Союза генерал-полковник Ю. А. Науменко вспоминал: «Еще во время боев на Сандомирском плацдарме к нам в руки попало это трофейное оружие. Тогда начальник артвооружения Николай Михайлович Коденко и арттехник Ростислав Алексеевич Баженов пришли ко мне и предложили использовать это новое оружие — гранату реактивного действия — для борьбы с немецкими же танками и самоходными орудиями. „Ну что ж, — сказал я этим офицерам. — Дело стоящее. Научитесь сами и учите людей обращаться с фаустами. Только чтоб никаких ЧП…“» Некоторое время спустя в 289-м гвардейском стрелковом полку в каждой роте появились бойцы, хорошо освоившие трофейное оружие, прожигавшее броню. Под руководством упомянутых выше Коденко и Баженова гвардейцы из боевых подразделений научились применять его во время учебных стрельб, используя в качестве мишени подбитые фашистские танки. В итоге было принято решение снабжать Фаустпатронами в первую очередь все штурмовые группы, создаваемые для ведения уличных боев.
Собственно обучение стрельбе из Фаустпатрона было необходимо, так как неправильно произведенный выстрел мог не только не поразить цель, но нанести большой урон собственно подразделению. Необученному человеку не доверяли трофейное оружие.
«Под насыпью на снегу валялись фаустпатроны. Один из них лежал сверху у полотна шоссейной дороги. Загадочное и внешне примитивное средство — обернутая в жестяную оболочку взрывчатка, принявшая коническую форму снаряда, — могло соперничать с нашими пушками в противотанковой борьбе. Оно удивляло простотой. Я взял большую дулю снаряда, нацепил, куда положено, а ствол упер в плечо и прицелился в разбитый бронетранспортер. Оставалось нажать крючок.
— Я правильно делаю, Ахмет? — обратился я к знатоку.
Он взял у меня фаустпатрон и забросил далеко под насыпь.
— Разве так можно? Стреляют совсем не так.
Я не знал, как стреляют, а Ахмет не показал».
В отличие от немцев советские войска использовали Фаустпатроны не только и не столько для стрельбы по танкам. В первую очередь Фаустпатроны годились и для того, чтобы пробивать стены зданий. Подобное использование противотанкового оружия было опять же повсеместным.
Можно привести множество примеров подобного использования Фаустпатронов. Во время одного из уличных боев красноармейцы, врываясь в здания, старались захватить прежде всего лестницы и коридоры, чтобы задушить противника, лишить его возможности маневрировать внутри помещений. Как отмечал один из участников подобных боев: «Часто вспыхивали ожесточенные схватки. Тут уже не поможет ни танк, ни пушка. Исход боя решали автомат, граната, бутылка с зажигательной смесью, отбитые у врага фаустпатроны». Во время одного из подобных боев взвод младшего лейтенанта Н. В. Астахова окружил большой четырехэтажный дом. Бойцы взвода несколько раз пытались ворваться в него, но безуспешно. А дом занимал ключевую позицию в немецкой обороне и мешал советскому наступлению. В это время командир отделения Илья Ермолаевич Величко обратил внимание на огромный, в два обхвата толщиной, тополь. Вершину дерева срубило снарядом, и почерневший ствол, склонившись к дому, уперся в одно из окон четвертого этажа. Командир отделения разработал собственный план. Было бы неплохо воспользоваться этим «трамплинчиком» и ударить по немцам сверху, с четвертого этажа. Для ведения огня по окнам отобрали лучших стрелков, кроме того, определили цели и для Фаустпатронов, которыми весьма неплохо наловчились пользоваться пэтээровцы лейтенанта Никиты Козлова.
Или еще отрывок из воспоминаний: «Пулемет с колокольни бил по дороге. Колонна стала рассыпаться, фигурки в темных на фоне снега шинелях разбегались, расползались в стороны, укрывались в канаве, хвост колонны пятился в лес. Но как бы по сигналу ударили пулеметы с флангов, оттуда, где ирригационная канава упиралась концами в лес. С северного фланга открыли огонь танковые пушки.
Пулемет на колокольне умолк на миг, сверху полетела граната. Выступ в средней части башни ограничивал обзор, немец метал гранаты вслепую. Прижавшись к плитам паперти, переждали взрыв.
Посыпалась каменная крошка. Снова загрохотал пулемет, по полю, по головному батальону полка. Поле отвечало уже огнем. Но противник был невидим.
— К саням! — скомандовал капитан, и мы кинулись, пригнувшись, под защиту дома. — В санях — фаусты! Быстро!
Подбегали, укрываясь за строениями и оградами, разведчики. Вытащили, вскрыли длинный зеленый ящик, закладывали запалы, готовили фаустпатроны. Капитан, прицелившись, ударил по стрельчатому окошку колокольни. Снаряд ударился о стену, разорвался, прогрыз рану. Пулемет умолк на миг, из окна полетела граната.
— Один он там! Огонь по окну!
Под прикрытием автоматных очередей капитан бил фаустпатронами по колокольне. Сверкнуло, грохнуло внутри, полетели ошметки. Пулемет захлебнулся».
В мемуарах В. И. Чуйкова есть описание весьма оригинального применения Фаустпатрона для уничтожения укрепленных оборонительных пунктов противника: «Большинство бойцов, особенно саперов, овладели трофейным оружием — фаустпатронами, которые с успехом применялись как в уличном бою, так и при ликвидации очагов сопротивления. При штурме одного из фортов наши саперы выстреливали фаустпатроны в вентиляционные отверстия. Взрывом разрушались перегородки в вентиляционных каналах. После этого в отверстие заливали горючую смесь и зажигали. Пожары, вызванные таким образом, вынудили форт капитулировать».


на фото, гвардии старший сержант Илья Амелин из 15-й гвардейской стрелковой дивизии с трофейным немецким гранатометом «Панцерфауст». 1-й Украинский фронт.
Из наградного листа: «18 марта 1945 года товарищ Амелин подобрал немецкое реактивное ружье и с третьего выстрела поджег одно из двух немецких самоходных орудий у деревни Никласдорф, Силезия».
__________________
Единственный урок, который можно извлечь из истории, состоит в том, что люди не извлекают из истории никаких уроков.
  Reply With Quote

Re: фаустпатрон/faustpatrone/panzerfaust.
Old 03-01-2017, 12:44   #3
Administrator
 
Regen's Avatar
 
Regen is offline
Join Date: Oct 2011
Location: mother Earth
Posts: 1,806
Regen has disabled reputation
Default Re: фаустпатрон/faustpatrone/panzerfaust.

Вообще практика применения Фаустпатронов красноармейцами выглядела почти везде одинаковой. «Скажу, что в разгар боев в городе мы успешно применяли фаустпатроны. Бывало, никаким огнем не выкуришь из здания засевших автоматчиков. И тогда, маскируясь в завалах, подбираются мотострелки с фаустпатронами. Выпустят два-три в окна полуподвалов — и в здании пожар, валит клубами дым. А наши гвардейцы поднимаются в атаку».
Активно применялись советскими войсками Фаустпатроны и в последнем бою Второй мировой войны. Сохранилось даже мемуарное описание этого боя: «Когда он беседовал с бойцами 3-го взвода и уточнял, как они знают боевую задачу, заместитель командира отделения ПТР комсомолец Иван Залыгаев сказал:
— Товарищ комсорг! Чтобы выполнить боевую задачу, мы даже кое-что сами придумали. Чтобы прорваться на территорию имперской канцелярии, нужно пробить брешь в железобетонном заборе. Мы и решили сделать это фашистским же оружием, фаустпатронами, которых у нас больше чем достаточно. Мы их уже успешно использовали при штурме немецких укреплений на Зееловских высотах.
— Ну что ж, хорошо придумали, — одобрил Алимов и добавил: — А все же, друзья, на нашу крепостную артиллерию надежд больше…»
Случалось и вовсе непривычное использование Фаустпатрона. Например, в роли своеобразной осветительной ракеты. «Когда ракета озарила стог соломы, примеченный Печатновым еще днем, он первым же зажигательным снарядом поджег его. Вспыхнувший стог осветил наступающих гитлеровцев. Под рукой у батарейцев оказались только бронебойные и подкалиберные снаряды. Тогда, чтобы поддержать нас, Печатнов с разведчиками Владимиром Буркиным, Василием Афанасьевым и связистом Андреем Базарным стали стрелять по немцам трофейными фаустпатронами. Ночная атака гитлеровцев была отбита с большими для них потерями. Курмаев горячо поблагодарил лейтенанта за смелость, находчивость и представил его к ордену Красного Знамени».
При всем этом нельзя списывать со счетов Фаустпатрон как средство борьбы с немецкими танками. Но в большинстве случаев это была вынужденная мера.
13 марта 1944 года 8-я дивизия потеснила немцев и вышла на окраину украинского города Скалат — важного узла немецкой обороны. Однако почти сразу же ее части были контратакованы крупными силами немецкой пехоты при поддержке двадцати танков. Наступление остановилось. В полках соединения на тот момент почти не было артиллерии. Поэтому в борьбе с танками приходилось использовать все, что можно, в первую очередь трофейные Фаустпатроны. Большой склад этого оружия был захвачен на станции Богдановка. Туда сразу же выехала группа артснабженцев корпуса. Из частей были выделены красноармейцы, которых быстро обучили обращению с Фаустпатронами, и буквально через три дня бойцы уже применили их в борьбе с танками противника. Особенно эффективно это было сделано в 310-м полку 8-й дивизии, которым командовал майор И. М. Леусенко. Полк действовал на окраине Скалата, и немцы бросили против него несколько десятков танков. Девять из них было подбито в первые часы боя, причем четыре — Фаустпатронами. Это событие примечательно тем, что оно, по сути, является первым упоминанием массового использования красноармейцами трофейных Фаустпатронов против немецких танков.
После форсирования Одера использование Фаустпатронов стало жизненной необходимостью. Маршал Батов вспоминал: «46-й корпус прочно становился на плацдарме. В первом эшелоне его двух дивизий кроме пехоты были инженерно-саперные батальоны 1-й комсомольской штурмовой бригады полковника П. А. Шитикова, штатная полковая артиллерия, 82-миллиметровые минометы, противотанковые группы, обученные применению трофейных фаустпатронов.
— Есть чем отбиваться? Сколько орудий?
— Мало… Успели перетащить пять сорокапятимиллиметровых и два семидесятишести… Имеем две группы фаустников».
Сказанное поможет читателю представить общий фон, на котором разыгрались бои за удержание и расширение заодерского плацдарма. Самые тяжелые удары выпали на долю Варюхина, Гребенника и отчасти Теремова.
Немецкое командование подтянуло резервы и бросило против передовых полков трех наших дивизий 27-ю пехотную дивизию СС «Лангемарк» и 281-ю пехотную. 20 апреля немцы предприняли 20 контратак. Красноармейцам пришлось нелегко. Только 47-й полк Сивашской дивизии, отражая атаку танков по шоссе у Росувко, выпустил 200 трофейных Фаустпатронов.
Во время Берлинской операции умение обращаться с Фаустпатроном для многих советских солдат было равнозначно выживанию. Многие из них сожалели, что не научились этому раньше. Во фронтовых дневниках одного из солдат сохранились такие слова: «Вот — две недели без передыху. Дни разучились считать. Новое оружие у немцев — панцерфауст. Склад целехонький захватили, сами вооружились. У него — фаустники и у нас фаустники. Против танка — сильная штука. Так драпанули, что и склад свой и все там бросили». К этому времени немцы уже оценили, насколько эффективным против них оказалось их собственное же оружие. В знаменитых воспоминаниях Г. Сайера «Последний солдат Рейха» есть такие строки, которые как нельзя лучше характеризуют мастерство советских солдат в обращении с немецкими трофеями: «Еще танкисты рассказали нам, что все новые танки покрываются противоминной пастой и оборудуются внешними огнетушителями. Наибольшую опасность для них представляют противотанковые ружья, которые стали использовать русские, познакомившись с нашим фаустпатроном».
Если описывать каждый случай использования во время Берлинской битвы Фаустпатрона, то, наверное, не хватит толстенной книги. Если же говорить об их применении против немецких танков, то можно упомянуть два случая. 24 апреля в районе одной из городских школ батальон майора Евплова контратаковала группа танков, поддержанных немецкой пехотой. Батальон не имел достаточного количества противотанковых средств и попал в тяжелое положение. Ситуацию хоть как-то смогли исправить трофейные Фаустпатроны, из них бойцы подбили два вражеских танка.
Или другой случай. На подступах к Берлину в районе поселка Шенхаген находился действующий немецкий аэродром противника. Получив задание уничтожить его, танкисты захватили побольше трофейных Фаустпатронов. Остановив машины за километр до аэродрома, комбат велел экипажам ждать его сигнала с аэродрома и с группой разведчиков исчез в темноте. Вскоре разрывы фаустпатронов всколыхнули тишину. Вспыхнуло здание ангара. В небо взвилась зеленая ракета, и батальон рванулся вперед. И получаса не прошло, как были уничтожены все находящиеся на аэродроме самолеты.
Но вскоре до полка пехоты и около полусотни танков двинулись на советских мотострелков. Силы были далеко не в пользу советских солдат, и, возможно, немцам удалось бы сбросить бойцов в канал, если бы гвардейцы не захватили склад, густо набитый Фаустпатронами. Фаустпатронами с плацдарма, пушечным и минометным огнем с нашего берега мы подожгли много танков — контратака немцев захлебнулась.
Примечательно, что в ходе Берлинской битвы Фаустпатроны в руки приходилось брать даже летчикам. 2 мая 1945 года (в день капитуляции Берлина) из окруженного города в район аэродромов Дальгов, Эльпталь прорвалась группировка немецких войск, не желавшая сдаваться в плен. Первым принял бой инженерно-технический состав. Противник был задержан до подхода наземных частей. Организовал оборону инженер по вооружению истребительного полка капитан Сибилев. В ходе боя авиаторы сумели применить немецкое трофейное вооружение. Так, например, механик по вооружению старшина Чирков, используя Фаустпатроны, уничтожил более 60 немецких солдат и офицеров. Есть описание этого боя; «И вдруг — тревога! Штаб предлагает полку занять круговую оборону. Техникам и батальону обслуживания выдают гранаты, фаустпатроны. Летному составу приказано находиться в кабинах в состоянии готовности номер один. Оказывается, со стороны Берлина пытается прорваться большая механизированная колонна гитлеровцев». О численности прорвавшейся немецкой группировки, с которой пришлось сражаться инженерно-техническому составу до подхода подкрепления, можно судить по результатам трехдневных боев в районе аэродромов. Было уничтожено и взято в плен 1115 солдат и офицеров противника.
Вопреки всем возможным рассуждениям о том, что Фаустпатрон (во всех его модификациях) был маломощным оружием, хочется напомнить, что в 1946 году в ходе специальной конференции, посвященной анализу Берлинской битвы, как минимум двое ее участников весьма лестно отзывались о его боевых качествах. Командир 756-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии полковник Ф. М. Зинченко однозначно говорил о том, что «фаустпатрон — мощное оружие пехоты», В качестве примера эффективного использования данного вооружения он рассказал о штурме здания министерства внутренних дел. После форсирования Шпрее дальнейшая атака была невозможна, так как на расстоянии в 20–30 метров располагались немецкие баррикады. В силу специфики улицы применение артиллерии и танков было невозможным. Надо было срочно проходить это здание для того, чтобы начинать штурм рейхстага. Здесь были успешно использованы Фаустпатроны. Взвод ПТР к этому времени вооружился Фаустпатронами. Полковник вспоминал: «Что делали мы с ними? Я делал так. Подготовил один взвод и пять фаустников, чтобы овладеть этим зданием. После 3 выстрелов этот взвод ворвался в помещение и овладел им. Бой был удачным, и после этого мы стали применять фаустпатроны. Я считаю, что такой вид оружия нам надо также вводить на вооружение и вооружать специальные наши подразделения, хотя бы в батальоне иметь один взвод, специально обученный и подготовленный. Это было бы гораздо эффективнее, чем ружья ПТР». Тот же самый Зинченко говорил, что Фаустпатрон был незаменим для отражения вражеских контратак. Именно с таковой ему пришлось столкнуться у здания германского МВД. Примерно до полка пехоты при поддержке 40–50 танков пытались сбросить наступавших красноармейцев обратно в Шпрее. «Наверное, пришлось бы очень туго, если бы мы не воспользовались складом фаустпатронов, отбитым у гитлеровцев. Этим оружием мы и жгли атаковавшие нас танки».
Командующий 8-й гвардейской армией генерал-полковник В. И. Чуйков и вовсе пропел Фаустпатрону дифирамбы: «Я еще раз хочу особенно подчеркнуть на этой конференции большую роль, которую сыграло оружие противника, это фаустпатроны. 8-я гвардейская армия, бойцы и командиры были влюблены в эти фаустпатроны, воровали их друг у друга и с успехом их использовали — эффективно. Если не фаустпатрон, то давайте назовем его Иван-патрон, лишь бы у нас поскорей он был».
__________________
Единственный урок, который можно извлечь из истории, состоит в том, что люди не извлекают из истории никаких уроков.
  Reply With Quote

Re: фаустпатрон/faustpatrone/panzerfaust.
Old 03-01-2017, 01:00   #4
Administrator
 
Regen's Avatar
 
Regen is offline
Join Date: Oct 2011
Location: mother Earth
Posts: 1,806
Regen has disabled reputation
Default Re: фаустпатрон/faustpatrone/panzerfaust.

производство.
фото из журнала "Signal" за 1945й год:
Нажать на миниатюру для увеличения
фаустпатрон/faustpatrone/panzerfaust.-sgpanzerfaust-1-jpg   фаустпатрон/faustpatrone/panzerfaust.-sgpanzerfaust-2-jpg   фаустпатрон/faustpatrone/panzerfaust.-sgpanzerfaust-3-jpg  

фаустпатрон/faustpatrone/panzerfaust.-sgpanzerfaust-4-jpg   фаустпатрон/faustpatrone/panzerfaust.-sgpanzerfaust-5-jpg   фаустпатрон/faustpatrone/panzerfaust.-sgpanzerfaust-6-jpg  

__________________
Единственный урок, который можно извлечь из истории, состоит в том, что люди не извлекают из истории никаких уроков.
  Reply With Quote

Re: фаустпатрон/faustpatrone/panzerfaust.
Old 03-01-2017, 01:05   #5
Administrator
 
Regen's Avatar
 
Regen is offline
Join Date: Oct 2011
Location: mother Earth
Posts: 1,806
Regen has disabled reputation
Default Re: фаустпатрон/faustpatrone/panzerfaust.

схема "Pzf30kl" фирмы HASAG(Hugo und Alfred Schneider AG):
Нажать на миниатюру для увеличения
фаустпатрон/faustpatrone/panzerfaust.-hasag-30-jpg   фаустпатрон/faustpatrone/panzerfaust.-hasag6625-jpg  
__________________
Единственный урок, который можно извлечь из истории, состоит в том, что люди не извлекают из истории никаких уроков.
  Reply With Quote

Re: фаустпатрон/faustpatrone/panzerfaust.
Old 03-01-2017, 01:18   #6
Administrator
 
Regen's Avatar
 
Regen is offline
Join Date: Oct 2011
Location: mother Earth
Posts: 1,806
Regen has disabled reputation
Default Re: фаустпатрон/faustpatrone/panzerfaust.

выпуск передачи "полигон", посвящённый пвнцерфаусту:
https://youtu.be/nVNE2RUZTms
__________________
Единственный урок, который можно извлечь из истории, состоит в том, что люди не извлекают из истории никаких уроков.
  Reply With Quote
Reply

Thread Tools Search this Thread
Search this Thread:

Advanced Search
Display Modes

Posting Rules
You may not post new threads
You may not post replies
You may not post attachments
You may not edit your posts

BB code is On
Smilies are On
[IMG] code is On
HTML code is Off
Trackbacks are Off
Pingbacks are Off
Refbacks are On




All times are GMT +3. The time now is 04:56.


Powered by vBulletin® Version 3.8.2
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.
SEO by vBSEO 3.3.0 ©2009, Crawlability, Inc.