Go Back   Военно-исторический форум Фронтовик. Награды, униформа, знаки отличия. СССР, 3 Рейх > Советский Союз, РККФ - РККА, ВМФ - СА 1917-1991 > Военная история

Фронтовик

Вяземская воздушно-десантная операция.

Дискуссия о Вяземская воздушно-десантная операция. в подразделе Военная история ,

в разделе Советский Союз, РККФ - РККА, ВМФ - СА 1917-1991 на форуме "Фронтовик"; № 250 ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ ЗАПАДНОГО НАПРАВЛЕНИЯ О ЗАДАЧАХ ВОЙСК ПО УНИЧТОЖЕНИЮ РЖЕВСКО-ВЯЗЕМСКО-ЮХНОВСКОЙ И БОЛХОВСКО-ЖИЗДРИНСКО- БРЯНСКОЙ ГРУППИРОВОК ПРОТИВНИКА ...

Reply
 
LinkBack Thread Tools Search this Thread Display Modes

Вяземская воздушно-десантная операция.
Old 06-27-2016, 06:02   #1
Member
 
ЕвгенийЛВ's Avatar
 
ЕвгенийЛВ is offline
Join Date: Jun 2016
Location: Moscow
Posts: 38
ЕвгенийЛВ is on a distinguished road
Default Вяземская воздушно-десантная операция.

№ 250
ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ
ЗАПАДНОГО НАПРАВЛЕНИЯ О ЗАДАЧАХ ВОЙСК ПО УНИЧТОЖЕНИЮ
РЖЕВСКО-ВЯЗЕМСКО-ЮХНОВСКОЙ И БОЛХОВСКО-ЖИЗДРИНСКО-
БРЯНСКОЙ ГРУППИРОВОК ПРОТИВНИКА И МЕРАХ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ
ИХ ВЫПОЛНЕНИЯ
№ 01542 сов. секретно 16 февраля 1942 г. 01.50
Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:
1. Войскам Западного фронта, при содействии 39, 29, 22, 30 и 31 армий
и 11 кавалерийского корпуса Калининского фронта, разгромить и уничтожить
ржевско-вяземско-юхновскую группировку противника и к 5 марта выйти и
закрепиться на нашем старом оборонительном рубеже с готовыми противотанковыми рвами Оленино, Олецкое, Булашево и далее по р. Днепр через Благовещенское до г. Дорогобуж. вкл., Усвятье, Ельня и далее по р. Десна до Снопоть.
2. К тому же 5 марта 42 г. войскам Западного фронта разгромить болховско-жиздр[инско] -брянскую группировку противника и, уничтожив ее,
занять Брянск и закрепиться на нашем старом оборонительном рубеже с
готовыми противотанковыми рвами по р. Десна от Снопоть до Ядрово и далее
по линии на Высокое, Красное, Сосновка.
3. Распоряжением зам. наркома обороны т. Щаденко в течение периода
времени от 16 до 25 февраля подать на Западный фронт, кроме занаряженных находящихся в пути, 60 тыс. обученного пополнения в пункты по указанию Главкома Западного направления.
4. Распоряжением начальника ГАБТУ в течение времени от 16 до 25 февраля подать на Западный фронт 40 танков KB, 80 танков Т-34 и 80 танков
Т-60 в пункты по указанию Главкома Западного направления.
5. Командующему ВВС КА в двухдневный срок передать Западному фронту
20 самолетов «Ил-2» и 20 самолетов «Як-1» без экипажей. Экипажи для всех
указанных самолетов выслать распоряжением Главкома Западного направления.
6. Командующему воздушно-десантными войсками с 17 февраля передать
в распоряжение Главкома Западного направления для Юхновской операции
9 и 214 авиадесантные бригады. Зам. командующего ВВС т. Новикову и
зам. наркома обороны т. Громадину обеспечить выброску десанта по указанию Главкома Западного направления.
7. Для проведения операции по разгрому болховско-жиздр [инско] -брянской группировки противника в распоряжение Главкома Западного направления передать 5 гвард. стр. корпус, 97, 116 и 149 стр. дивизии по прибытии их
в пункты разгрузки не позднее 25 февраля.
СТАВКА ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДОВАНИЯ
И. СТАЛИН
Б. ШАПОШНИКОВ
ЦАМО, ф. 3, on. U556, д. 6, л. 190 — 191. Копия.

№ 260
ОПЕРАТИВНАЯ СВОДКА ШТАБА 4-го ВОЗДУШНО-ДЕСАНТНОГО КОРПУСА
О ДЕСАНТИРОВАНИИ ЧАСТЕЙ КОРПУСА ЗАПАДНЕЕ ВЯЗЬМЫ
№ 1 Петрищево Карта 100 000 23 февраля 1942 г. 20.00
1. Части 4 вдк в ночь на 23.2.42, выбросившись и высадившись на пло-
щадке Болш. Еленка, сосредоточивались на сборные пункты:
а) 214 вдбр и корпусные подразделения — Великополье. б) 9 вдбр —
д. Свинцово.
2. К 20.00 23.2.42 года сосредоточились на исходное положение для
наступления:
а) 214 вдбр: 1-й батальон — зап. опушка леса восточнее д. Трофимово
в 1,5 км, имея перед собой укрепленный узел д. Жердовка. 2-й батальон —
лес западнее Кости [шки], имея перед собой укрепленный узел Кости Гшки].
3-й батальон — лес северо-вост. Петрищево, имея перед собой укрепленный
узел Иванцев[ка], 4-й батальон — лес юго-западнее д. Иванцев[ка].
Штаб бригады и резерв — отметка 203,7.
б) 9 вдбр: 1-й батальон — отм. 205,2 2-й и 3-й б-н — лес юго-восточнее
д. Преображенск[ое]. 4-й б-н — лес западнее д. Будневка.
Непосредственного соприкосновения с противником не имели.
3. КП штакора к 20.00 23.2.42 года — д. Гряда.
НАЧАЛЬНИК ШТАБА 4 ВДК ВОЕНКОМ ШТАБА
майор КОЗУНКО* бат. комиссар ЗАБОЛОТНЫЙ**
НАЧ. ОПЕР. ОТДЕЛА
капитан ЦВИОН***
ЦАМО, ф. 37, оп. 11431, д. 41, л. 165. Подлинник.

№285
ОПЕРАТИВНАЯ СВОДКА ШТАБА 4-го ВОЗДУШНО-ДЕСАНТНОГО КОРПУСА
О ПОЛОЖЕНИИ СОЕДИНЕНИЙ И ЧАСТЕЙ КОРПУСА К ИСХОДУ
30 МАРТА 1942 г.
№ 29 Преображенское Карта 100 000 30 марта 1942 г. 20.00
1. Части 4 вдк продолжали оборонять прежний район, отражали отдельные группы наступающего противника, вели разведку во всех направлениях и
продолжали укреплять рубеж обороны.
2. 9 вдбр с кад[н] занимает оборону на прежних рубежах. Подразделения 2 батальона, отражая противника, наступающего по дороге из Екатериновка,
отошли на 200 метров и закрепились на новом рубеже. В результате боя уничтожено до 70 человек немцев. Потери: убито 18, ранено 5 человек.
3. Отряд 214 вдбр занимает прежний район, ведет разведку и отдельными
заслонами прикрывает дороги. 3 батальон, сформированный из остатков 2 и 3 роты, взвода 4 б-на и группы Сахончика, обороняет дорогу на Екатериновка. КП отряда — стык дорог Акулово — Пречистое, Дубровня.
4. Группа т. Жабо занимает прежний район обороны, производит диверсионные действия и засады.
5. Отдельная рота связи — Преображенское — обеспечивает связь с частями и вышестоящими штабами.
6. Отдельная развед. рота — Преображенское — выполняет задания штакора.
НАЧАЛЬНИК ШТАБА 4 ВДК ВОЕННЫЙ КОМИССАР [ШТАБА] 4 ВДК
майор КОЗУHКО батальонный комиссар ЗАВОЛОТНЫЙ
НАЧ. ОПЕРАТИВНОГО ОТДЕЛА
майор КОЦАРЬ*
ЦАПО, ф. 37, оп. 11431, д. 41, л. 34. Подлинник.

№ 286
ОПЕРАТИВНАЯ СВОДКА ШТАБА 4-го ВОЗДУШНО-ДЕСАНТНОГО КОРПУСА
О БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ СОЕДИНЕНИЙ И ЧАСТЕЙ КОРПУСА
ЗА 1 АПРЕЛЯ 1942 г.
№30 Преображенское Карта 100 000 1 апреля 1942 г. 20.00
1. Части 4 вдк под воздействием противника, наступающего на Дубровня,
Пречистое, отошли и заняли новый рубеж обороны по северному берегу
р. Пополта, ведут разведку во всех направлениях и производят работы по
укреплению рубежа.
2. 9 вдб [р] с кад [н] в ночь на 1.4.42 отошла на ранее подготовленный рубеж
и заняла оборону:
1 /9 вдбр — круговую оборону Новинская дача, имея заслоны по дорогам
на Новая и Куракино.
2/9 вдбр — в р-не Пречистое.
4/9 вдбр — разветвления дорог у отм. «Лесн.», опушка леса 0,8 км сев.
Пречистое и заслон на дороге в Акулово. Противник в течение суток ведет
минометный и пулеметный огонь по Пречистое.
КП бригады — лес 1 км южн. Вязовец.
Потери за 31.3—1.4: убито 11 чел., ранено 14 чел., подбито 2 45-мм ору-
дия и 2 ПТР. Подожжен 1 танк пр-ка и 3 танка подбито.
3. Отряд 214 вдбр под воздействием 7 танков и 1 бат-на пехоты пр-ка,
* Коцарь Максим Данилович.

Оперативная сводка штаба 4-го воздушно-десантного корпуса о боевых действиях соединений и частей корпуса за 3 апреля 1942 г.

№ 32

3 апреля 1942 г., 20:00

1. Части 4 вдк вели бой с пр[отивни]ком, отбивая атаки танков и пехоты. К исходу дня 3.4.42 оставили Богородицкое и Акулово и отошли на новые позиции.

2. 9 вдбр занимает и удерживает р-н обороны Пречистое, дом лесника, Новинская дача и ведет бой с подразделениями 432 пп, ведя активную разведку перед фронтом.

2/9 вдбр с артдивом в ночь на 3.4.42 вели бой за овладение южн. окр. Пречистое. К 16:00 3.4.42 южн. окраина деревни была полностью очищена от пр[отивни]ка.

Потери: убито 1 чел, ранено 7. Трофеи: один подбитый танк, 1 станк. пулемет, 20 винтовок, 5 ручных пулеметов, 2 пистолета, убито до 30 солдат [противника]. КП бригады – лес 1 км южнее Вязовец.

3. Отряд майора Лебедева с утра 3.4.42 г. вел оборонительный бой за Богородицкое и Акулово. Пр[отивни]к превосходящими силами при поддержке танков овладел Богородицкое и Акулово. Отряд отошел и занял оборону:

4 батальон – перекресток узкоколейной ж. д. с дорогой, идущей из Богородицкое к сараям, что на дор. Преображенское—Акулово.

3 б-н обороняет опушку леса сев. Акулово, седлая дорогу Акулово—Преображенск[ое].

Потери отряда – 150 чел. убитыми и ранеными. Потери пр[отивни]ка – свыше 300 чел., подбито 4 танка. КП отряда – у дороги Акулово – Преображенск[ое] (1,5 км сев. опушки).

4. Группа майора Жабо занимает прежний р-н обороны, ведет круговую разведку, высылая засады и диверсионные группы.

1 батальон в ночь на 3.4.42 г. производил операцию по захвату д. Вознесенье, операция не удалась. Потери: 1 чел. убит, 1 контужен, 14 чел. ранено.

5. Отд. рота связи – Преображенск[ое]. Обеспечивает связь с частями и вышестоящими штабами.

6. Отд. развод, рота – Преображенск[ое]. Выполняет задачи штакора.

7. КП штакора – Преображенск[ое].
Начальник штаба 4 ВДК майор Козунко Военный комиссар 4 ВДК батальонный комиссар Заболотный Нач. оперативного отдела майор Коцарь

ЦАМО, ф. 37, оп. 11431, д. 41, л. 36.

Last edited by ЕвгенийЛВ; 06-27-2016 at 06:08.
  Reply With Quote

Re: Вяземская воздушно-десантная операция.
Old 06-27-2016, 06:11   #2
Member
 
ЕвгенийЛВ's Avatar
 
ЕвгенийЛВ is offline
Join Date: Jun 2016
Location: Moscow
Posts: 38
ЕвгенийЛВ is on a distinguished road
Default Re: Вяземская воздушно-десантная операция.

Из донесения командира 4 воздушно-десантного корпуса генерал-майора А.Ф.Левашова, переданного из Калуги от 2 февраля 1942 года о действиях десанта в январе-феврале 1942 года
Нажать на миниатюру для увеличения
Вяземская воздушно-десантная операция.-01-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-02-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-03-jpg  

Вяземская воздушно-десантная операция.-04-jpg  
  Reply With Quote

Re: Вяземская воздушно-десантная операция.
Old 06-27-2016, 06:15   #3
Member
 
ЕвгенийЛВ's Avatar
 
ЕвгенийЛВ is offline
Join Date: Jun 2016
Location: Moscow
Posts: 38
ЕвгенийЛВ is on a distinguished road
Default Re: Вяземская воздушно-десантная операция.

Из очерка оперативного отдела штаба Воздушно-десантных войск Красной Армии о воздушно-десантной операции и боевых действиях 4 воздушно-десантного корпуса в тылу противника.
Нажать на миниатюру для увеличения
Вяземская воздушно-десантная операция.-001-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-002-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-003-jpg  

Вяземская воздушно-десантная операция.-004-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-005-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-006-jpg  

Вяземская воздушно-десантная операция.-007-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-008-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-009-jpg  

Вяземская воздушно-десантная операция.-010-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-011-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-012-jpg  

  Reply With Quote

Re: Вяземская воздушно-десантная операция.
Old 06-27-2016, 06:19   #4
Member
 
ЕвгенийЛВ's Avatar
 
ЕвгенийЛВ is offline
Join Date: Jun 2016
Location: Moscow
Posts: 38
ЕвгенийЛВ is on a distinguished road
Default Re: Вяземская воздушно-десантная операция.

Из очерка оперативного отдела штаба Воздушно-десантных войск Красной Армии о воздушно-десантной операции и боевых действиях 4 воздушно-десантного корпуса в тылу противника. Продолжение 1
Нажать на миниатюру для увеличения
Вяземская воздушно-десантная операция.-013-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-014-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-015-jpg  

Вяземская воздушно-десантная операция.-016-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-017-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-018-jpg  

Вяземская воздушно-десантная операция.-019-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-021-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-022-jpg  

Вяземская воздушно-десантная операция.-023-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-024-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-025-jpg  

  Reply With Quote

Re: Вяземская воздушно-десантная операция.
Old 06-27-2016, 06:22   #5
Member
 
ЕвгенийЛВ's Avatar
 
ЕвгенийЛВ is offline
Join Date: Jun 2016
Location: Moscow
Posts: 38
ЕвгенийЛВ is on a distinguished road
Default Re: Вяземская воздушно-десантная операция.

Из очерка оперативного отдела штаба Воздушно-десантных войск Красной Армии о воздушно-десантной операции и боевых действиях 4 воздушно-десантного корпуса в тылу противника. Продолжение 2
Нажать на миниатюру для увеличения
Вяземская воздушно-десантная операция.-026-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-027-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-028-jpg  

Вяземская воздушно-десантная операция.-029-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-030-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-031-jpg  

Вяземская воздушно-десантная операция.-032-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-033-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-034-jpg  

Вяземская воздушно-десантная операция.-035-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-036-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-037-jpg  

Вяземская воздушно-десантная операция.-038-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-039-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-040-jpg  

  Reply With Quote

Re: Вяземская воздушно-десантная операция.
Old 06-27-2016, 06:25   #6
Member
 
ЕвгенийЛВ's Avatar
 
ЕвгенийЛВ is offline
Join Date: Jun 2016
Location: Moscow
Posts: 38
ЕвгенийЛВ is on a distinguished road
Default Re: Вяземская воздушно-десантная операция.

Из журнала боевых действий Воздушно-десантных войск Красной Армии за 1941-1944 года
Нажать на миниатюру для увеличения
Вяземская воздушно-десантная операция.-001-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-002-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-003-jpg  

Вяземская воздушно-десантная операция.-004-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-005-jpg  
  Reply With Quote

Re: Вяземская воздушно-десантная операция.
Old 06-27-2016, 06:28   #7
Member
 
ЕвгенийЛВ's Avatar
 
ЕвгенийЛВ is offline
Join Date: Jun 2016
Location: Moscow
Posts: 38
ЕвгенийЛВ is on a distinguished road
Default Re: Вяземская воздушно-десантная операция.

https://www.youtube.com/watch?v=ZldEqPdR8Jc
Новости дня. Воздушный десант.
  Reply With Quote

Re: Вяземская воздушно-десантная операция.
Old 06-27-2016, 06:47   #8
Member
 
ЕвгенийЛВ's Avatar
 
ЕвгенийЛВ is offline
Join Date: Jun 2016
Location: Moscow
Posts: 38
ЕвгенийЛВ is on a distinguished road
Default Re: Вяземская воздушно-десантная операция.

https://www.youtube.com/watch?v=LPG9t85Ab7Y
Парашютисты 8-й вдбр в 1942 г. Воспоминания очевидцев
  Reply With Quote

Re: Вяземская воздушно-десантная операция.
Old 07-04-2016, 07:49   #9
Junior Member
 
Wengr is offline
Join Date: Jul 2016
Posts: 1
Wengr is on a distinguished road
Default Re: Вяземская воздушно-десантная операция.

Огромное спасибо! Я читал мемуары, где описывался эпизод с фотокором, но долго не мог найти его фото. Есть ли у вас еще какие-либо фотоматериалы по теме 4 ВДК? К примеру, фото д. Ключи?
  Reply With Quote

Re: Вяземская воздушно-десантная операция.
Old 07-04-2016, 07:53   #10
Member
 
ЕвгенийЛВ's Avatar
 
ЕвгенийЛВ is offline
Join Date: Jun 2016
Location: Moscow
Posts: 38
ЕвгенийЛВ is on a distinguished road
Default Re: Вяземская воздушно-десантная операция.

Пока всё что есть. Фото из ЦАМО. Здесь планирую разместить несколько отрывков из мемуаров, в том числе и Старчака.
  Reply With Quote

Re: Вяземская воздушно-десантная операция.
Old 07-06-2016, 11:41   #11
Member
 
ЕвгенийЛВ's Avatar
 
ЕвгенийЛВ is offline
Join Date: Jun 2016
Location: Moscow
Posts: 38
ЕвгенийЛВ is on a distinguished road
Default Re: Вяземская воздушно-десантная операция.

Схемы различных периодов операции
Нажать на миниатюру для увеличения
Вяземская воздушно-десантная операция.-shema12-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-shema13-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-shema14-jpg  

Вяземская воздушно-десантная операция.-shema15-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-shema16-jpg   Вяземская воздушно-десантная операция.-shema17-jpg  

  Reply With Quote

Re: Вяземская воздушно-десантная операция.
Old 07-07-2016, 12:14   #12
Member
 
ЕвгенийЛВ's Avatar
 
ЕвгенийЛВ is offline
Join Date: Jun 2016
Location: Moscow
Posts: 38
ЕвгенийЛВ is on a distinguished road
Default Re: Вяземская воздушно-десантная операция.

Чистяков Николай Иванович, мемуары.
Настала пора нашей помощи ставшим товарищам, которые с первых дней войны бьются без отдыха.
Мы после прыжков отдыхали в землянке. Тревожный голос горна. По тревоге наша рота была построена на знакомой поляне, где проводили учения, физзарядку и всякие построения. Прибыло старшее начальство: командир 9-ой воздушной бригады Куришев И. И., Базелев П. М. Из управления корпуса представители зачли приказ о боевых действиях нашей бригады. Нас с поляны строем повели по знакомой нам дороге к г.Тейково. Там стояли эшелоны. Разместили нас по вагонам, и началась наша жизнь вагонная на пути следования в направлении города Калуги. Нам попадались другие эшелоны, движущиеся в разные стороны, поезда с ранеными и груженные техникой.
Наш эшелон приближался к г. Москве, к знакомым Воробьевым горам, где когда-то мы бегали по этим горам, ходили купаться. Проехали знакомый железнодорожный мост через Москва-реку, подъехали к полустанку из красного кирпича, стоявшему неподалеку от моста. Наш эшелон встал на полустанке на несколько минут. Возле полустанка стояли люди, что-то кричали, вглядывались в наши лица, что-то искали, бегали возле вагонов. Команда была по вагонам, и поезд, набирая скорость, стал отходить от полустанка. Москва осталась позади, продвигаясь к г. Калуге, мы видели разбитые станции, горели дома, здесь были бои, так как кругом были воронки и окопы. Подъехали к городу. Город стоял мрачный, станция была разбита, поднавесы были исковерканы, сгоревшие. Мы разгрузились и вошли в г. Калугу. Нас стали размещать по домам. Недалеко от стадиона наша рота была размещена в жилых домах.
Наша рота ходила в караул и патрулировала по городу. Ее от стадиона пере вели в центр города, разместили в большом деревянном доме. Хозяйка дома стала готовить для нас ужин. Вошла не пожилая женщина, вся седая, это, оказывается, была дочь нашей хозяйки. Наш взвод готовился ко сну. Кто-то чистил свое оружие, некоторые писали письма, а некоторые что-то друг другу рассказывали. В это время вошел младший лейтенант Минин Миша и с ним помкомвзвода Шамин, они подсели к нам и стали рассказывать про издевательства немцев в городе. Ввязалась в разговор хозяйка этого дома, тоже стала рассказывать, что творили изверги и рассказала про свою дочь, отчего она так поседела. Немцы под оружием принуждали ее жить с ними, а она была беременная и ждала ребенка, они ее всячески таскали по комнатам, раздевали наголо, а она сопротивлялась, но они ее били. Пришло время родить, она очень мучилась от болей и на свет появился мальчик. Она бережно укрывала его, и старалась, чтобы он не кричал, не мешал спать. В доме проживали немецкие офицеры, целый день они промышляли по городу, а вечером устраивали пьянки. Так прошел месяц после родов. Мальчик за месяц освоился, поправился. Такой был чудный ребенок, здоровенький, а на улице стоял мороз до copoка градусов. Утром, когда мать cтала кормить ребенка, вошел офицер в комнату, А взял ребенка из ее рук, маленький закричал. Он швырнул мать в сторону. Она хотела отобрать малыша. Фашист вытащил ее на улицу и вытолкнул из дверей, почти голую, держа маленького за ноги, а сам закрыл на крючок дверь, вошел в комнату, открыл форточку и выкинул маленького за окно головкой на снег. Сами же смеются и смотрят на часы; за сколько времени он замерзнет. В это время мать находилась у соседей. Так и замерз наш малыш. Когда пришла домой, стала искать ребенка, они схватили ее за волосы и подтащили к окну. Стали тыкать ее в окно. Она увидела своего дитя и упала в обморок. Они вытащили ее на улицу и выбросили прочь из дома. Соседи подобрали ее. Она долго болела, лежала у соседей, а ребенок. лежал два дня около окна. На третий день мать его подобрала и похоронила неподалеку от окна. Этот бугорок она показала нам. Немцы два дня не подпускали нас к нему, а сами все собирались и уехали на третий день, что-то кричали, торопились. Старший офицер ударил женщину сапогом по животу и кричал «Ваш коммунист капут», показывая на окно. Немцы беспорядочно покидали город и уехали. Через некоторое время вошли наши войска, преследуя немцев.
Мы прибыли после освобождения Калуги во втором эшелоне наших передовых войск. Нам долго задерживаться не пришлось в городе, мы тоже стали собираться и готовиться к походу. Хозяйка и дочь проводили нас. Наша 9-я бригада двинулась через Оку. Мост был изломан и весь шатался. На пути следования к аэродрому кругом валялись убитые немцы и стояли горелые деревни. Ненависть к врагу еще больше возродилась у нас. На пути следования некоторые солдаты даже стреляли по убитым немцам. Марш был 30-километровый, и мы были готовы выполнить любое задание, мстить и уничтожать эту хваленую расу.
Наша 9-я бригада утром прибыла на аэродром. Нас расположили в ближайшей деревне. Самолеты стояли на аэродроме. Готовились к нашей отправке в тыл врага, н вдруг неожиданно появились немецкие самолеты. Была команда «воздух». Мы вышли из домов и стали окапываться в снегу, а немецкая авиация стала бомбить аэродром. Загорелись наши самолеты, вся взлетная площадка была изрыта взрывами бомб. Наши отважные десантники били по самолетам из всех видов оружия, какое было у нас, сбили несколько немецких самолетов.
Аэродром был разрушен. Нас направили обратно в Калугу. А из Калуги погрузили в вагоны. Мы прибыли в Монино. Наша бригада расположилась в домах. В Монине стали заниматься тактикой, ходить в караулы, копать окопы. Нам недолго пришлось находиться в Монине. Я написал письмо домой. Ко мне приехала мать и старшая сестра на свидание. Младший лейтенант, командир взвода Минин дал мне один день свободный, чтобы я побыл с родными. Мать и сестра рассказали, что убит зять Володя, умерла сестра, убит родной брат Миша. Эти вести меня очень огорчили и еще больше появилась ненависть к врагу, за родных и близких я отомщу врагу. Буду бить до тех пор, пока мои руки держат оружие. Проводив мать и сестру, я вернулся в расположение своего взвода. Нам не пришлось долго задерживаться в Монине. Из Монина нас переправили в Раменок, расположили в деревне Новая. В Раменске я вновь встретился со второй сестрой, которая провожала меня до аэродрома. Она прибыла в тот день, когда мы были готовы к отправке в тыл врага. Встретившись с сестрой и тут же простившись, мы направились к самолетам, таща за собой волокуши с парашютами, боевое оружие, лыжи. Нас распределили по машинам по 22 человека. В 6—7 часов вечера мы сидели в самолете, который должен доставить нас до места приземления в тылу врага. Было это в январе 1942 года. Командир роты капитан Иванов еще раз проверил нас и поставил боевую задачу о выполнении в тылу врага. Взамен ужина нам был выдан сухой паек.
На аэродроме была тишина. Ни гула моторов, ни разговоров. Тишину нарушали прилетавшие обратно самолеты. И опять затишье. Только хруст под ногами морозного снега проходивших мимо нас боевых товарищей.
Настал наш момент громить врага, как громили в Калуге наши старшие товарищи. Но наша задача была сложнее. Каждое неправильное движение могло погубить десятки людей и сорвать поставленную задачу.
Самолет дрогнул от включения сильных моторов, стел разворачиваться на беговую дорожку. Вышли мощные воздушные корабли, всю тишину заглушило ревом моторов. В самолете горело несколько маленьких лампочек, освещая лица своих пассажиров. Самолет, взяв курс по заданному маршруту, набрал высоту. В маленькое окошко самолета изредка видны точки огоньков или огромное пламя пожара. Где-то что-то горело. Изредка открывалась маленькая дверь от пилотов, ведущих самолет, выходил пилот и объявлял место нахождения нашего корабля и снова уходил, закрывая за собой дверь. Мы вновь всматривались в ночную тьму маленького окошка и вдруг вновь открылась дверь, из которой вышел в знакомой форме инструктор, подошел, к мл. лейтенанту Минину, что-то сказал ему и ушел. Минин объявил: «Подлетаем к линии фронта, будьте наготове к несчастному или случайному случаю». Я взглянул в окошечко. Там кривой линией горело множество огоньков. Изредка видны Огненные вспышки и вдруг стало так тихо, будто небесный воздух проглотил весь шум. Это длилось несколько минут. Не то пилот выключил моторы, или состояние переживающей минуты заглушило все, а с земли вверх посыпались кривой стрункой трассирующие пули и вблизи слышны были взрывы снарядов.
Самолет, вздрагивая, шатался, но продолжал лететь вперед. Наши взгляды устремились в окошечко самолета. Кривая линия огней оставалась позади. Огненный барьер передовой был преодолен. Сколько мы еще летели в темном небе, это только могут сказать приборы самолета. Перед нами стояла другая задача — правильно приземлиться в тылу врага, не попасть на штыки врага, как попала 8-я бригада. И вновь открылась маленькая дверь самолёта, мы все взгляды устремили на выходящего из двери инструктора. Он прошел в середину самолета и объявил: «Приготовьтесь к прыжку». Мы еще раз проверили друг друга. Взяли свои кольца парашюта, привязали их резинками к руке. Командир взвода Минин, заботливо спросив о готовности каждого бойца и пройдя между рядов, лично осмотрел каждый парашют. В это время открылась знакомая нам дверь самолета, в машину ворвался холодный воздух, шум моторов и воздуха заглушил все.
Мы один за другим стали подходить к двери. В ночной тьме не было ничего видно. А тьма поглощала одного за другим моих боевых товарищей, а вскоре поглотила, и меня.
Я не успел сделать нескольких движений, рванул кольцо, знакомое ерзанье по спине лямок, я почувствовал сильный рывок, купол парашюта закрыл небо. Я не успел определить направление ветра, не успел отвязать винтовку, почувствовал резкий шум и удары твердых предметов, ветки, деревьев, между которыми я опустился на землю в глубокий снег, утопивший меня с головой. Я едва выбрался из снега под ветвистую, рядом стоящую ель, освободив себя от лямок, стал подбираться к стволу ели. Под елью снегу не было, Я очутился в глубокой яме. Стал подтягивать свой парашют за лямки под ель. Собрав его, уложил в ранец. Стояла лесная тишина. Где- то, в дали, слышен шум моторов уходящих самолетов на большую землю. Поглядел на часы, определил по компасу направление своего следования, которое дано было ранее, и стал прислушиваться к условным знакам сбора нашего взвода. (Петушиное пение ку-ка-ре-ку). Условных звуков рядом не было. Я стал выбираться из-под ели на сугроб снега, зарядил винтовку С. В. Т. 10-тью патронами, запасной диск положил в карман, вытащил гранату лимонку, положил в другой карман и собрался идти. И вдруг, в метрах пяти, я заметил фигуры людей в белых халатах, которые двигались в моем направлении. Я сбросил мешок с парашютом и приготовился к бою. Но движущиеся люди шли медленно, утопая по пояс в снегу. Я услышал русский разговор, который происходил между ними: «Где-то тут приземлился, я видел». Тихо произнесенный вызов: "Солдат, ты жив?". Я ответил: "Стой, кто идет?", приготовил лимонку к броску. «Это мы, сборщики". Я сказал: Назовите пароль". Пароль был назван правильно.
Я осторожно стал подниматься, держа лимонку на готовности. Мысль об осторожности не покидала меня.
Это были товарищи из нашего батальона, только из другой роты. Заметили у меня в руках гранату.
"Ты что, с ума сошел?" - сказал рядом стоящий десантник. Сосед сказал: «Правильно он делает, много здесь ходит таких, которые убивают нашего брата".
Я убрал гранату в карман и мы стали искать дорогу. Мы долго ходили без цели, таская за собой тяжелые мешки с парашютом.
Мы знали: где-то тут должна быть дорога. Но она была занесена снегом. И мы несколько раз проходили мимо. Возвращались обратно. Мы едва ее отыскали, а наша группа становилась все больше, так как все шли одном направлении. Кругом что-то горело, повисли в воздухе ракеты, которые освещали всю местность, гасли, поглощая нас в темноту.
Мы взяли направление горящей деревни. Вышли на опушку леса, до деревни оставалось с километр. Наша группа залегла, и трое товарищей из разведроты пошли в деревню. Горевшая деревня; освещала местность. Вернувшиеся товарищи рассказали, что горит соседняя деревня, где мы должны собираться. Мы встали и стали продвигаться на сборный пункт нашего батальона.
Стал наступать рассвет. Мы всю ночь бродили по глубокому снегу, измученные н усталые, не спавшие всю ночь, прибыли наконец на сборный пункт. Нас встретил командир роты Иванов и ком. взвода Минин. Наш взвод собрался полностью. Потерь не было. Все благополучно приземлились. После хождения по цели я не чувствовал тяжести. И лишь когда сдал свою ношу, почувствовал боль в плечах. После передышки нам была поставлена боевая задача. Рядом, в соседнем районе, немцы сосредоточили большое количество боеприпасов, продуктов, которыми снабжали свои войска в деревне Ключи. Задача была взять д. Ключи и отрезать снабжение немецкого фронта. Чаш батальон был готов к выполнению боевого задания. Командир взвода Минин проверил взвод, пополнив наши запасы бутылками горючей смеси, и мы двинулись в лес.
Наступал рассвет. Мы до рассвета были в лесу. Расположились на опушке леса, ожидая дальнейших указаний. Настал день. Где-то вдали послышался рев моторов, чужих, незнакомых. Этот рев прерывистый и тяжелый. Раздалась команда «воздух». Мы стали маскироваться в снегу, на опушке леса. Над нами прошли немецкие тяжелые бомбардировщики, стройно, как стая гусей. Нам четко были видны немецкие знаки на крыльях. Строй стал расходиться по небу и один за другим пикировать на то место, куда нас спустили ночью. Доносились до нас тяжелые взрывы.
Наш батальон двигался лесной опушкой возле дороги, временами пересекая поля. Обходя деревни, мы шли день и ночь, сколько бы не требовалось идти. Мы знали, куда идем и за что будем громить фрицев. Мы их не звали. Они сами пришли на нашу землю. Они отобрали много жизней советских людей, близких и родных. За муки матерей и детей мы шли в кровопролитный бой. Наше продвижение приостановила батальонная разведка, взяв в плен немецкого офицера и, изменника, бойца «из Вологды», у которого не было человеческого чувства к своей Родине. Он изменил Родине, изменил жене и детям, вступил в бой против своих товарищей и близких. Суровая кара постигла изменника Родины. Высшая мера наказания. Расстрел. Младший лейтенант Минин выделил наше отделение для исполнения приказа по изменникам Родины.
Но пойманные и взятые в плен меня взволновали. С глубокой скорбью мне пришлось привести приговор к исполнению. Закончив церемонию, наш батальон стал продвигаться к намеченной цели. Так начался первый боевой день. Шли дни, и с каждым из них на нас ложилась ответственность перед Родиной, пославшей нас на выполнение боевого задания. Приостановить врага, уничтожить коммуникации. Командир роты Иванов вел нашу роту к месту назначения, где должен был предстоять тяжелый, неравный бой.
Наш батальон продвигался просекой. Немецкая разведка в количестве 12 человек наткнулась на наш батальон. Завязался бой. Уничтожив немецкую разведку, батальон пошел к назначенной цели в направлении деревни Ключи. Продвигаясь, просекой, мы видели, как немцы снимали солому с деревенских домов. Наш взвод заменил уставших товарищей, идущих в головной колонне по глубокому снегу. Вечером, примерно в 2 часа ночи, мы услышали скрип и через несколько минут открылся ураганный огонь из крупнокалиберных пулеметов.
Мы по-пластунски стали пробираться вперед. Когда подошли вплотную, я наткнулся на лошадиную морду. Лошадь, фыркая, стояла в глубоком снегу. Я прополз вперед и очутился под бричкой. Вскочил на бричку. Там сидели 3 фрица, которые стреляли из пулемета.
Разбив обоз противника, уничтожив охрану обоза, мы вернули его в деревню Ключи. Наша 3-я рота вступила в бой с гарнизоном противника. Уничтожили гарнизон.
Наш взвод под командованием младшего лейтенанта Минина разместился неподалеку от дороги, в 200 метрах от жилых домов. Окопы были вырыты быстро и соединялись траншеями с соседними взводами. Пом. ком. взвода Шамин с 1-ым отделением разместился по правую сторону дороги возле колхозного сарая. Наши десантники стали приносить в траншеи трофеи, оставленные немцами в домах. В наше отделение принесли трофейные пулеметы и боеприпасы. Обучение происходило прямо в окопе (как обращаться с немецкими пулеметами). Расставив немецкие пулеметы по 3—4 штуки, зарядив их лентами с патронами, прикрыли белыми тряпками. Взвод был готов к отражению любой атаки. Утром другого дня немцы пошли в наступление, команда была: «Не стрелять и как можно ближе подпустить немецкую пехоту. Немцы шли медленно. По глубокому снегу, утопая по пояс. Вот уже слышны вздохи и лопотание на немецком языке.
Наши десантники притаились дыхание, ждали команды командира. Стрельба со стороны немцев была беспорядочная, так как окопы были замаскированы и пули летели в разные стороны. Но вот по траншее по цепочке раздалась команда: «По врагу — огонь». Первые выстрелы заглушили все, даже не слышно дальнейших команд. Автоматные диски кончились, пришлось перебежать к трофейным пулеметам. Была одна мысль - не подведет ли чужой пулемет. Прижавшись всем телом к пулемету, нажал на спусковой курок. Пули ровной струйкой полетели вверх. Опустив ниже пулемет и взяв на прицельную рамку, пулемет стал подчиняться и бить по цели. Пятая направляющая трассирующая пуля помогала выравнивать пулемет по цели. Так начался первый утренний бой. Немцы не выдержали и стали отходить, но наши пулеметы достигли их.
Чистое белоснежное поле покрылось бугорками черных шинелей. Стон и крики со стороны противника доносились до наших окопов. Бой длился, и вдруг со стороны противника двинули лыжники. Дойдя до убитых солдат, продвигаться не могли. На ходу сбрасывая лыжи, прыгали через трупы, продвигаясь к нашим позициям. Но шквальный огонь с нашей стороны заставил залечь и отойти врага назад. В течение дня шел кровопролитный бой. Несколько контратак отбили и не подпустили к нашим позициям. К вечеру стало затишье. В воздух полетели со стороны противника ракеты, освещая всю территорию, как днем. Ракеты висели над нашими головами изредка, журча, падали мины. Утром обрушился интенсивный минометный огонь. Мины падали то спереди, то сзади, неся за собой по траншеям смерть нашим десантникам.
Примерно в 10 часов утра в воздухе показалась девятка самолетов с черными крестами на крыльях. Самолеты, как коршуны, стали падать на наши позиции, земля вздрогнула, затряслась, шум моторов и взрыв бомб, все смешалось. На каждый метр упала бомба, нас кидало в разные стороны взрывной волной или рядом разорвавшейся бомбой, вместе с землей несколько раз зарывало и вновь отрывало, отбрасывая нас и вновь закапывая.
К вечеру чудом оставшиеся в живых, глухие, немые, израненные, оставшиеся без рук и без ног, истекая кровью, солдаты, оказывая помощь своим товарищам, перевязывая ремнями искалеченные ноги, руки, десантники оставались в строю. После бомбежки немцы пошли в контрнаступление. Откопав пулеметы, мы вновь стали отбивать наступление противника. Славные десантники, умирая за пулеметом, стреляли, пока не теряли сознания, или умирали, не отпуская пулемета из рук. Так подсказывала их 19- летняя совесть советского парашютиста.
Настала ночь, и вновь над головами повисли ракеты. При большой видимости ночных ракет мы отрывали закопанных товарищей, оказывали первую помощь, а тяжелых раненых отправляли в ближайшее село д. Куракино, находившееся в 3-х километрах от д. Ключи. Пом. ком. взвода Шамин И. погиб в колхозном сарае, вместе с отделением из 12 человек, от прямого попадания бомбы.
Настало 3-е утро. Мины не переставая падали на наши позиции. Со стороны противника были слышны гулы моторов и лязг цепей. Наши роты расположились в воронках, вырытых бомбами. Гул нарастал с бешеной силой, поднимая клубы снега, мчались немецкие танки на деревню Ключи.
Первый танк, замедляя ход, вошел на край деревни. Стреляя из пулемета и орудия по оставшимся домам, медленно входил в деревню. За ним, в метрах 20-ти, шли второй и третий танки. Беспорядочная стрельба по танку с нашей стороны была безуспешна. Мой 2-ой номер Коля Дойников взял связку гранат и бутылку зажигающей смеси, подполз под второй танк, произошел взрыв. Танк загорелся. Товарищи из 3-ей роты, лежавшие рядом с дорогой, отошли вглубь деревни. Замполит, видя отходящих десантников, встал во весь рост с призывом; «Вперед, за Родину», «За мной!»! Десантники, вернувшись на свои позиции, заняли оборону. В это время первый вошедший в деревню танк оттащил назад горящий танк, а третий танк помог оттащить горящий танк ближе к своим позициям. Так было отбито танковое наступление совместно с пехотой.
После боя с танками не стало Коли Дойникова. Настали сумерки, и вновь ракеты повисли над нашими головами, только изредка падали мины на наши позиции. Прошло трое суток. Было затишье. Капитан Иванов, командир 3-ей роты, приказал поставить усиленные караулы. Наше отделение было переведено на правую сторону дороги, где погибло другое отделение, во главе с Шаминым И. Мы же, в составе отделения Вали Лунцова, Володи Ковалева, Саши Лазарева, Вали Львова, команд, отдел, млад, сержанта Яковлева и других товарищей, окопались и установили пулеметные точки. Стали дежурить на огневых позициях по двое, меняя друг друга через каждые 2 часа. Возле огневой позиции стояла румынская бричка со всяким барахлом. Используя бричку, поочередно отдыхали в ней. Но на четвертый день немцы усилили минометный 5 огонь. В это время мы с Валей Львовым отдыхали в бричке, но отдых был коротким. Мина попала в колесо, и нас выкинуло из брички в сторону. Так была нарушена наша бричная хата, пришлось вновь отдыхать в траншеях, в глубоком снегу.
Прошло еще несколько дней, все было тихо. Пришел к нам на огневую позицию капитан Иванов и приказал готовиться к наступлению. Мы быстро проверили свои пулеметы, пополнили запасы гранат и вышли на исходные позиции.
Наша рота пошла в разведку боем. По-пластунски, продвигались к позициям немца, немцы, не открывая огня, подпустили роту к своим позициям. Оставалось немного до броска в немецкие траншеи, взлетели разноцветные ракеты и повисли над нашими головами. Со стороны немецких позиций открылся сокрушительный ураганный огонь. Немцы били по нас со всех видов орудий, земля дрожала, мины и пули свистели над на-шими головами, вскапывая замерзшую землю. Пули, как пчелы, жужжали над головами, утопая с шипением в снегу. Мы залегли, готовясь молниеносно броситься в немецкие траншеи. Но немец не дал поднять головы. Капитан Иванов лежал рядом с нашим отделением, дал распоряжение окопаться. Мы стали зарываться в снег, но немецкие трупы не давали и мешали нам. Мы с трудом подкапывались под замерзшие трупы, подлезая под них. Пулеметная очередь ударила по нашему отделению, одна за другой очередь пулеметных выстрелов впивались в замерзшие трупы. Пули рикошетили, с жужжанием подымаясь вверх. Пулеметная очередь ударила возле моих ног, пуля прошла через мой валенок и обожгла мне ногу, срикошетила и попала в капитана Иванова, в голову. Я повернулся от ожога ноги и увидел на снегу кровь, взял за плечо капитана, а он лежал уже мертвый. Сняв с капитана планшет, я стал пробираться к Изгибу дороги. Добравшись до дороги, за изгибом залег, На дороге и в сугробах лежали убитые. Пролежал до утра, а команда была отойти. Я этой команды не слыхал. На дорогу сползали раненые. Я помог перевязать раны и на себе стал оттаскивать раненых на свои исходные позиции.
На исходной позиции находился замполит, доложил, что капитана Иванова убили и отдал его планшет. Замполит приказал вытащить капитана с поля боя. Мы поползли за командиром Ивановым, а пули и мины вскапывали землю. Подползли на место, где лежал Иванов. Там было все черно и не было места, где бы не упала мина. Так мы и не нашли своего командира.
Прошло еще много дней, младший лейтенант Минин стал нашим командиром роты, командиром взвода — старший сержант. Командир роты вызвал наше отделение и из других взводов по отделению. Сформировали взвод пулеметчиков и поставили боевую задачу помочь соседнему батальону, который в течение многих суток ведет бой с противником (от Ключей в километрах 2-х—3-х), в деревне Горбачи. Под командованием мл. серж. Яковлева мы, пулеметчики прибыли в дер. Горбачи и нанесли удар по противнику. Батальон капитана Плотникова нес большие потери, захлебываясь в контратаках противника, но десантники, отстаивали свои рубежи, сбились и отбрасывали фашистов. Противник вводил свежие силы, нанося удар за ударом, а со стороны наших десантников пополнения не было. Каждый десантник дрался до последнего патрона.
В деревне Ключи стояло затишье после всех наступлений противника. Командир роты младший лейтенант Минин направил взвод пулеметчиков на помощь соседнему батальону. Мы подоспели вовремя и нанесли неожиданный удар по противнику. Немцы стали отходить к лесу. Совместное наступление батальона Плотникова и нашего пулеметного взвода из 3-ей роты отбросили противника из деревни и нанесли сокрушительный огненный удар. Ни один оккупант не ушел и остался лежать в деревне Горбачи.
Одиночные немецкие солдаты стали поодиночке сдаваться в плен, а некоторые залегли в сарае. Наши десантники, окружив сарай, предложили сдаться в плен, но длительное время немцы отбивались. Наша сорока пятимиллиметровая пушка ударила по сараю, выбив много бревен. Десантники почти вплотную подошли к сараю и вторично предложили сдаться.
Через несколько минут из сарая, подняв руки, стали выходить немцы. Отойдя от сарая метра на триста, стали падать. Были слышны плохие выстрелы из сарая. Мы сперва не поняли в чем дело, немцы выходят и замертво падают. Наши командиры подали команду атаковать сарай. С криком «ура!» мы вплотную подошли к сараю. Были слышны последние выстрелы. Я вошел в сарай. Там лежало много убитых немцев, среди них лежал немецкий офицер, держа в руке парабеллум, и смертные судороги дергали его. Видно, он перебил своих солдат и застрелил себя. Неподалеку валялся другой парабеллум и много стреляных гильз. Мы отошли от сарая к ближайшему дому, около которого лежали убитые и раненые наши десантники. Стали оказывать раненым помощь, а убитых собирать в подполье сгоревшего дома. Вдруг мы услышали гул нашего самолета У-2, который летел на небольшой высоте. Самолет сел неподалеку. Мы с большой радостью стали спрашивать летчиков о большой земле. Летчики кратко рассказали, но видно времени у них было, очень мало. О чем-то говорили с капитаном Плотниковым. Из самолета вышли еще два товарища и стали фотографировать поле боя, в том числе и нас, пулеметчиков. Закончив съемки, они попросили нас собрать ордена и документы с убитых немцев.
Мы взяли две деревенские корзинки, валявшиеся я вблизи дома, и стали собирать. При сборе документов и орденов мы наткнулись на деревенский погреб, в котором сидело много немцев. Отскочив от ямы, я достал противотанковую гранату и бросил в яму. Произошел глухой взрыв. Все смешалось в яме с землей. Так нашли пришельцы свою могилу в деревенском погребе.
Мы вновь начали собирать документы и ордена, кресты. Набрав две корзины трофеев, внесли в самолет. Летчики поблагодарили нас и, простившись с нами, улетели, а мы стали продолжать собирать убитых своих товарищей и перетаскивать в подполье сгоревшего дома. Уложив убитых товарищей, зарыли их.
В деревне Горбачи я потерял лучших своих товарищей и друзей: Валентина Львова — он был убит, Валю Лунцова — он был тяжело ранен.
Битва за деревню Горбачи широко стала известна в гитлеровских войсках. Немецкое командование подтягивало свежие силы на уничтожение наших групп.
Наше командование дало приказ оставить деревню Горбачи и отвести остатки десантных войск в направлении деревни Большое и Малое Пречистое. В марте 1942 года капитан Плотников в ночь снял все засады и группы подразделений и отвел в глубокий лес, из которого мы двинулись в направлении Пречистого. Наше отделение в составе мл. серж. Яковлева, Ковалева, Саши Лазарева, Николая Чистякова и других товарищей оставили в засаде, на развилке 3-х дорог, ведущих в Пречистое.
Три дня и три ночи лежали мы в готовности отражать атаки противника, но немецкое командование подтянуло свои войска в направлении деревни Бородино, обошло развилку и нанесло удар по Малому Пречистому. Наши десантники отошли в Большое Пречистое через речку, которая разделила Большое и Малое Пречистое.
Ожесточенные контратаки немцев, превосходящих силы десантников, не сломили духа солдат. Солдаты бились, покуда сердце билось в груди, раненые смертельно набирали последний вздох, стреляли и умирали, но позиций не сдавали.
Немцы бросали танки через речку, но танки сгорали, так и не продвинувшись ни на один метр через нее, да легкие выстрелы доносились до нас и был слышен гул моторов. Снявшись из засады, наше отделение двинулось в направлении Пречистого. Снег и слякоть не давали отделению быстрого продвижения. Истощенные и уставшие, мы приблизилась к деревне и не поверили своим глазам. Вокруг деревни лежали убитые фашисты, стояли разбитые танки.
Десантники, оставшиеся в живых, рассказали нам об ужасе контрнаступления немцев. Плотников встретил наше отделение, приказал накормить нас и дать отдохнуть. Командир, оставлявший нас в засаде, погиб и больше про нас никто не знал. Отдых был недолгим, немцы вновь пошли в контрнаступление. Отбивая контратаки противника, наш батальон поредел. Силы были неравные. Нам пришлось отойти в направление ближайшей деревни, неподалеку от деревни Каменка. Наш батальон пошел в контрнаступление, оттесняя противника, который нес большие потери в живой силе, в этом бою меня и моих товарищей тяжело ранило, и нас направили в деревню Каменка.
Затем направили в деревню Свинцово. Из Свинцова в дер. Желанья, разместили в бывшей школе. Из школы нас готовили в отправку на большую землю.
Тяжело раненных погрузили на подводы, а кто хотя бы мог держать оружие, тех вооружили и двинули в направлении дер. Глухово. С тяжелыми боями раненые шли в наступление, оттесняя противника, освобождая деревни в направлении ст. Угра. Немцы с большими потерями отходили. Раненые, больные бились насмерть. С повозок тяжело раненые кричали «ура», этим поддерживая дух своих товарищей, Умирая, раненые до последнего вздоха бились с врагом и оттеснили противника к станции Угра. За Угру шел кровопролитный бой. Немцы бросили все, чтобы приостановить наше наступление. Нас жали со всех сторон, мины и бомбы сеяли смерть, но отважные десантники, не взирая на все, прорывали кольцо у станции Угра.
Был ожесточенный бой за Угру. Гарнизон, охранявший станцию, упорно сопротив-лялся. Мы постепенно оттесняли немецкий гарнизон. В один из кульминационных моментов боя я очутился возле старой водокачки. Немецкие группы отходили по болоту в лес. Мы стремительно преследовали их. Неожиданно застрочивший пулемет заставил нас прижаться к земле. Нужно было что-то срочно предпринять. Быстро перебегая, я вплотную приблизился к водокачке. Прижимаясь всем телом к искрошенным пулями кирпичам, стал подбираться к заржавленной лесенке, висевшей вертикально вдоль кирпичной кладки. С бьющимся сердцем я поставил ногу на первую ступеньку. Мне показалось, что все вокруг замерло. Даже пулемет перестал строчить. И только птицы на исковерканной нарядом березе продолжали кричать на разные голоса. Но вот пулемет вновь «заговорил». Я медленно стал подниматься по лестнице, освобождая связку гранат из-под ремня. Вот наконец и черное зияющее отверстие, за которым притаился враг. Еще миг, и моя связка гранат сделала свое дело. Путь для преследования врага был свободен.
Выбив врага из Угры, мы стали отходить по правому берегу реки во Всходский район. День и ночь шли ожесточенные бои, мы все дальше уходили из Угры.
Мы продвигались в сторону Варшавского шоссе. Над нашими головами постоянно гудели вражеские самолеты, осыпая нас бомбами. Лес спасал нас, но многие мои товарищи так и остались лежать в безымянных могилах. Наконец мы вышли к шоссе и здесь нарвались на вражескую засаду. Враг со звериной злобой обстреливал нас из крупнокалиберного пулемета.
Нашему отделению было поручено уничтожить огневую точку противника. Возглавил группу мой боевой товарищ Миша. Не помню его фамилии. Да ведь на фронте по фамилиям боевых товарищей редко называют, все как-то больше по именам.
По-пластунски мы все ближе и ближе подползали к огневой точке. Всем телом слышали, как гудит земля, как стучат гильзы, вырываясь золотым ручейком из пулемета.
И вдруг что-то резкое пронзило меня, что-то мягкое и тяжелое навалилось на меня, скомкало и швырнуло в сторону. Когда я очнулся, то огневой точки уже не было, была огромная яма. Оказалось, что вся огневая точка противника была заминирована.
Не стало Миши, он лежал на черной обожженной земле, плотно сжав губы и устремив невидящие голубые глаза в бирюзовое небо. На войне редко плачут. Смерть рядом, к ней привыкают, но здесь скупая мужская слеза предательски заблестела на моих ресницах. В это время к нам подъехал Белов, начальник конницы, и дал указание двигаться к ближайшей деревне. Там мы взяли проводника и пошли на соединение с партизанами.
Наша группа вела бой за деревню, в которой находилось много немцев. Горела деревня; бой шел за каждый дом. Впереди были минное поле и болото. Я был легко ранен. Идти я не мог. Вдруг я увидел лошадь, которая то и дело поднималась на задние ноги, хрипела и мотала головой, пытаясь освободиться от мертвого солдата, который продолжал держать ее за узду окаменевшей рукой. Она таскала его по земле, а он, уткнувшись в землю лицом, все никак не отпускал из левой руки поводья.
Я кое-как поймал лошадь, с трудом перенес свое тело в седло и, освободив руку солдата от поводьев, тихо сказал: «Прощай, товарищ!»
Лошадь почему-то шла очень медленно. Пули свистели над головой. Вдруг сзади раздался взрыв и лошадь рысью помчалась прямо на минное поле. У меня все похолодело внутри.
Немцы продолжали бить из минометов, глухие взрывы доносились из болота. Мины рвались то спереди, то сзади. Вдруг моя лошадь поднялась на дыбы и резкими скачками рванулась в сторону леса. Я едва удержался в седле, уцепившись за гриву. А она, вся облепленная болотной грязью, выскочила на небольшую полянку, всю поросшую кустарником, и галопом проскакала ее, ничего не разбирая на своем пути. Ветви деревьев били меня по лицу, но я не замечал этого. Одно желание было у меня - скорее добраться до спасительного леса. Но вот, наконец, и лес. И здесь лошадь обессилила и рухнула, придавив мне ногу. Ко мне бежали какие-то люди. Это были партизаны и солдаты, которые проскочили минные поля. Меня вытащили из-под лошади и тут я увидел ужасную рану на теле бедного животного. Осколком мины ей располосовало все брюхо...
Мы продолжали движение лесом. С боями брали деревни и вновь уходили в лес. Мы продвигались к фронту.
Наша задача состояла теперь в том, чтобы прорвать фронт и соединиться с регулярными частями советской армии в районе города Кирова. Там была дислоцирована 50 армия, которая занимала оборонительные рубежи.
Перед решающим прорывом мы сгруппировались в сосновом лесу. Воздух был весь пропитан ароматом пригретой хвои. Бледно-голубое небо куполом смотрело на нас. Все стояли молча в ожидании дальнейших указаний. Я лежал недалеко от штабной палатки, под молоденькой сосенкой, Привели лошадь, освежевали ее и стали раздавать мясо. Я тоже пошел получать свою долю и в это время резкий шлепок мины, где-то сзади меня. Я обернулся: моя сосенка была вся искалечена осколками, а рядом еще клубился голубой дымок над небольшой воронкой. Воронка была как раз там, где лежал я. Враг как будто видел нас. Мины, как большие лягушки, шлепались то там, то здесь, сея смерть. Но приказ есть приказ. Мы простояли в этом лесу смерти еще сутки и в ночь на 26 июня 1942 г. перешли в наступление. Мины и пули свистели вокруг, но мы продвигались - двигались вперед и вперед.
Вдруг я услышал глухие взрывы совсем рядом. Откуда-то прямо на меня неслись вспышки огня. Мы шли все вперед и вперед, когда перед нами оказалась минометная ячейка и вырытая глубокая землянка с настилом.
Мы ворвались в траншею, кто-то оросил гранату, траншея осыпалась. Я попытался выбраться из траншеи, но она была глубокая. Я стал кое-как карабкаться по ее стене. Кто-то схватил меня за ворот куртки, пытаясь помочь мне. Неожиданно пуля просвистела возле моего лица. Я обернулся и увидел фрица, который, маскируясь среди трупов, стрелял в наших солдат. И вновь рванулся в траншею и штыком, не глядя, пронзил живую серую массу, и лишь в ушах еще долго стоял истошный человеческий вопль...
Мне вновь помогли выбраться из траншеи. И вот снова мы ползем по болоту, пробираясь через кустарники.
В 3 часа утра 26 июня мы были уже на большой земле, откуда меня сразу направили в госпиталь под Калугу. Истощенный в длительных походах и боях, я залечил все раны и в конце июля 1942 года был направлен в г.Раменск. В Раменске получил отпуск на 10 дней—поехал домой.
Всего, конечно, не напишешь, а как хотелось бы написать о своих товарищах, о тех суровых испытаниях, что выпали на нашу долю. Сколько было боев, куда только не бросала нас судьба, в каких переплетах мы побывали — все это помним мы, живые.
  Reply With Quote

Re: Вяземская воздушно-десантная операция.
Old 07-07-2016, 12:17   #13
Member
 
ЕвгенийЛВ's Avatar
 
ЕвгенийЛВ is offline
Join Date: Jun 2016
Location: Moscow
Posts: 38
ЕвгенийЛВ is on a distinguished road
Default Re: Вяземская воздушно-десантная операция.

Горели небо и земля. Елесин Н. Воспоминания
Сорок с лишним лет назад, мы, десантники полные сил и мужества, были готовы сражаться с проклятым врагом — фашизмом, не жалея жизни. С двух аэродромов начинался наш первый десант. В десять часов вечера, по одному, помогая друг другу, одетые в маскхалаты, загруженные до крайности оружием и боеприпасами, еле передвигаясь, карабкались мы как медвежата в самолеты. Незаметно линию фронта проскочить не удалось — фашисты встретили нас шквальным огнем зенитных батарей. Небо и земля были в огне, два наших самолета загорелись от прямого попадания снарядов и пошли вниз. Десантники выпрыгнули из горящих самолетов и горевшими летели на разрывающиеся снаряды.
Наш самолет почти у места высадки атаковал немецкий истребитель. Все были готовы к выброске, ждали команды штурмана. И вот она последовала: взмах руки и мы стали нырять в темную бездну друг за другом. Я сразу же дернул за кольцо, последовал динамический удар... и тут же земля — высота была очень маленькой. Быстро освободившись от парашюта, закопал его в снег, Все оружие и снаряжение приготовил к бою. Вижу, как длинная очередь фашиста прошила наш самолет, и он врезался в землю горящим, взорвался километрах в двух от д.Желанья.
После десантирования воевал до выхода, как тогда говорили, на Большую землю (27 июня 1942 года). На станции Угра меня ранило.
Через 39 с лишним лет я приехал с супругой повидать священные для меня места, где наш прославленный 4 ВДК сражался с проклятым фашистом сто пятьдесят дней и ночей. Когда сошел с поезда, Угру не узнал. Тогда она была вся разбита, а сейчас заново отстроенная, вся в зелени, отвечает современным требованиям рабочего поселка, районного центра.
Пошли встречи с очевидцами тех далеких событий, грозных дней. Почтили мы память братьев-десантников, возложили к их памятнику живые цветы, сфотографировались около него и на попутной машине уехали в Желанью, где проживает мой однополчанин, десантник нашей 9-й ВДВ Алексей Михайлович Закатов. Встретил он меня, как брат брата, многое рассказал, да и жители села о многом поведали. Желанью я тоже не узнал: отстроилась, обновилась.
Нахлынули воспоминания. Ведь здесь, в школе был госпиталь десантников, в нем я лежал раненый. Деревня дни и ночи находилась под огнем немецкой авиации. Неподалеку от Желаньи на горке был построен аэродром, с него раненых эвакуировали на Большую землю. Как-то вечером, около 22 часов приземлился здесь самолет, разгрузился. Последовала команда в обратный рейс взять раненых десантников. Медики организовали их доставку и посадку в самолет, им помогали летчики. Мы все радовались встрече с Большой землей, предстоящему отдыху от постоянных бомбежек, обстрелов. Однако всех самолет взять не смог. Штурман машет руками, мол, довольно, больше некуда сажать. Мы, оставшиеся шесть человек, стали просить забрать и нас как-нибудь. Штурман ответил, что скоро прибудет другой самолет и всех нас возьмет.
Самолет взлетел, стал набирать высоту, мы все смотрели ему вслед. Вдруг, когда он поднялся метров на триста и стал брать курс на восток, наперерез ему выскочил немецкий стервятник и, атаковав его, прошил его пулеметными очередями. Мы все в ужасе застыли, видя, как падает в лес самолет с ранеными. Не передать нашего отчаяния: на глазах погибли наши товарищи, многим из которых медики ценой неимоверных усилий спасли жизнь,
Выслушав мой рассказ об этой печальной истории, Алексей Михайлович предложил завтра же сходить на то место, где упал самолет с ранеными. Оказывается там в братской могиле захоронены все, кто погиб в самолете, поставлен на ней металлический памятник с оградой, но нет еще надписи, потому что некому подтвердить этот трагический случай. Из живых, кто мог это сделать, остался один я.
На другой день мы с женой, Алексеем Михайловичем и его дочерями пошли к месту захоронения десантников. Могила стоит на самом краю леса, она хорошо убрана, на ней растут живые цветы. И погоревали вдосталь, и порадовались тому, что людская память не обошла стороной святую для нас могилу. Сфотографировались с Алексеем Михайловичем около нее, затем пошли на то место, где я когда-то приземлился и где взорвался упавший самолет ПC-84.
Трудно передать, сколько волнений было пережито в тот день. Ведь я лишь по счастливой случайности не попал в число тех, кто лежит в угранской земле, отдав свои жизни за нашу свободу.
Через месяц после отъезда из Желаньи Алексей Михайлович написал мне письмо, в котором сообщил, что угранский военкомат согласно моего подтверждения утвердил надпись на памятнике, которой увековечил память захороненных там десантников.
25 сентября, в день освобождения Смоленщины от немецко-фашистских оккупантов пионеры возложили сюда живые цветы уже не павшим неизвестным солдатам, а десантникам 4 ВДК, моим храбрым товарищам, покрывшим себя неувядаемой славой.
С 9 по 12 июня 1982 года столица нашей Родины - Москва принимала участников битвы под Москвой, десантников 4 ВДК корпуса генерала А. Ф. Казанкина. Через 40 лет собрались ветераны со всех концов нашей необъятной Родины. Встреча была организована очень хорошо. Торжественное собрание, выступления генералов Малышенко и Лисова, фотографирование побригадно, торжественное застолье — все проходило в какой-то особо теплой, душевной обстановке. Многие прибыли на встречу с женами, детьми, внуками, было много музыки, веселья. Я привез с собой баян, чтобы порадовать друзей-однополчан музыкой, под него мы пели песни тех грозных, но незабываемых военных лет. Ветераны возложили венок у могилы Неизвестного солдата, посетили Мавзолей В. И. Ленина и многие другие памятные места столицы. Побывали на могиле генерала А. Ф. Левашова в Раменске, совершали поездку в Рязань в музей ВДВ. Четыре дня пролетели, как во сне: столько интересных встреч, событий, воспоминаний! Однако наряду с радостью, всех не оставляла и печаль - это память о тех, кто погиб, чтобы мы радовались мирному труду, мирному и ясному небу над головой.
И еще хотелось вот в чем сказать. На земле гнева неспокойно. США, вопреки всякому здравому смыслу, всеми средствами стремятся утверждать свою гегемонию, забывая о том, несет народам ядерная война. Мне, старому солдату, особенно дороги усилия, стремления Коммунистической партии, Советского правительства предотвратить катастрофу, сохранить мир на нашей планете, помочь тем, кто еще угнетен, добиться свободы. Горжусь, что живу в такой стране, где верность ленинским идеалам находит самое яркое воплощение.
  Reply With Quote

Re: Вяземская воздушно-десантная операция.
Old 07-07-2016, 12:25   #14
Member
 
ЕвгенийЛВ's Avatar
 
ЕвгенийЛВ is offline
Join Date: Jun 2016
Location: Moscow
Posts: 38
ЕвгенийЛВ is on a distinguished road
Default Re: Вяземская воздушно-десантная операция.

Александр Петрович Аксенов «Десантники в тылу врага» мемуары
В феврале несколькими воздушными эшелонами в район Знаменки, Желаньи и Угры десантировались главные силы 4 воздушно - десантного корпуса.
После выброски парашютистов в первых эшелонах и захвата площадок приземления производилось десантирование посадочным способом. Бомбардировщики врага бомбили посадочные площадки, а истребители «МЕ-109» перехватывали наши воздушные эшелоны, пытаясь расстрелять десант в самолетах. Наши малочисленные группы прикрытия истребителей смело вступали в воздушный бой с фашистскими стервятниками, истребляя их и обеспечивая высадку десанта. Только исключительное мужество и героизм советских летчиков помогло побеждать численно превосходящие силы врага в воздухе.
Ко времени выброски главных сил корпуса, обстановка на фронте резко изменилась, а в связи с этим изменилась и выполняемая десантниками задача. Если в январе армии Западного фронта продолжали продвигаться на запад, преследуя отступающего врага, то в феврале немецким войскам удалось новыми силами, превосходящими наши войска в численности, перейти к обороне и прочно закрепиться на рубеже восточнее Вязьма-Милятино. К этому времени противнику удалось укрепить оборону инженерными сооружениями: дзотами, окопами с развитой сетью траншей и ходов сообщения, устройством проволочного – заграждения и установкой мин. Уцелевшие деревни и села были превращены в опорные пункты.
С первых дней десантники, с присущими им мужеством и героизмом, ринулись в бои. Освобождая одну деревню за другой и уничтожая фашистскую нечисть, части корпуса вели успешное наступление в общем направлении на восток, с каждым днем сужая глубину обороны врага.
В освобожденных деревнях и селах восстанавливалась Советская власть и колхозный строй. В Знаменке, Желанье и Всходах были образованы Советы депутатов трудящихся, которые мобилизовали народ на помощь парашютистам для быстрейшего изгнания врагов с нашей Родины.
Большую территорию бывшего Знаменского и Всходского районов освободили десантники. Но чем дальше продвигались и врезались в оборону врага, тем с большим остервенением сопротивлялся он. Особенно жаркие бои завязались за деревни Песочня и Ключи. Эти деревни немцы превратили в укрепленные опорные пункты, сосредоточив в них огромное количество артиллерии и танков. Подступы были заминированы. Несколько дней шли кровопролитные бои. Деревни переходили из рук в руки. Враг нес большие потери. Были потери и у нас. Все же десантники овладели этими пунктами.
После кровопролитных боев, не зная ни отдыха, ни покоя, десантники привлекли на себя огромные силы врага и тем самым облегчили положение действующих армий Западного фронта. Основные силы десантников перешли к обороне и сдерживали наступление врага, который повернул часть своих огромных сил на уничтожение десанта,
К этому времени десантники испытывали недостаток продовольствия и боеприпасов. Самолеты, которые выбрасывали боеприпасы и продовольствие, не могли обеспечить корпус полностью, так как он вел очень напряженные бои и тратил огромное количество боеприпасов. Хорошо, что многие десантники уже били врага трофейным оружием, но и свое не бросали.
К этому времени гораздо западнее на Смоленск действовал 1 гвардейский кавалерийский корпус генерала Белова, который тоже нуждался в боеприпасах, продовольствии и, особенно, в фураже лошадям. Такую армаду нужно было прокормить.
В то время господство в воздухе было па стороне врага. Полет наших самолетов и выброска на парашютах происходила ночью по нашим знакам в виде зажженных костров, похожих на равнобедренный треугольник вершиной на север. Немецкие самолеты-разведчики с воздуха усваивали наши знаки и передавали своим наземным войскам, которые на пути наших самолетов разжигали подобные костры. Это создавало для наших летчиков дополнительные трудности в снабжении двух корпусов, не считая партизанских отрядов.
Бригаде ставилась задача очистить oт врага деревни Вознесенье, Судаково, Медведки, Русаново, Денисково и в последующем занять станцию Вертехово. Эта задача была не из легких и на выполнение ее пришлось затратить две недели.
19 марта 8-я бригада начала движение на Судаково-Медведки. В этих деревнях противника не оказалось. К исходу дня десантник и сосредоточились в лесах южнее Денискова. Разведка доложила, что в Денискове обороняется около роты немцев. Имеются окопы и ходы сообщения. Особенно много огневых точек на бугре, западнее железной дороги.
Нa рассвете мы ворвались в деревню. До половины ее продвигались успешно, но потом с бугра у железной дороги противник открыл ураганный огонь. Пришлось роту Игнатьева полностью бросить на уничтожение этих точек. Игнатьев, зайдя вдоль железной дороги с тыла, неожиданно атаковал сильно укрепившегося врага, забросан окопы гранатами. Противник был уничтожен, а остатки его начали отступать к станции Угра.
Я с бойцами перебежал на противоположную сторону железной дороги, взобрался на бугор и сразу замер от ужаса. Около сухой ивы у изгороди лежала молодая красивая женщина в расстегнутой телогрейке и разорванном платье па груди. Левая грудь была глубоко вырезана. Около женщины лежал голенький малютка месяцев 3-4-х. Кончики его пальчиков были в крови и от них на личике виднелись кровяные отпечатки. Видимо, мать была убита раньше, малютка пытался достать материнскую грудь, а затем замерз...
Станцию Угра занимали крупные силы противника. После взятия Денискова было принято решение: оставить деревню н совершить марш, обходя Угру с юго-запада, овладеть деревнями Русаново и Вознесенье и таким образом ослабить угранскую группировку, которая могла нанести удар в спину главным силам корпуса.
24 марта бригада с боем овладела деревней Русаново и продолжала вести разведку боем за Вознесенье. В ходе боя выяснилось, что Вознесенье является сильно укрепленным пунктом. Враг подготовил круговую оборону деревни с широкой системой окопов и ходов. сообщения. На отдельных местах подступы минированы. Было решено разминировать подступы к деревне с помощью лошадей, запряженных в бороны. Но этот способ оказался неудачным. На первых же минах были поранены лошади, и боец, управляющий ими.
Скрытых мест для подхода к деревне не было. С севера от нее в 500 метрах проходил глубокий овраг, но и он был заминирован и хорошо простреливался из пулеметов. Наступать на Вознесенье без артподготовки — означало понести большие потери. У нас артиллерии не было. Бригада деревню взяла в клещи, оставив выход на Угру.
В 15 часов над Вознесеньем появился немецкий самолет и выбросил на парашютах мешки с грузом. Летчик плохо рассчитал, и два мешка ветром отнесло в нашу сторону. В мешках оказались патроны и продовольствие: гарнизон испытывал недостаток в продовольствии и боеприпасах. Было установлено, что немцы ожидают помощь, в том числе танками.
Бригада связывается с партизанским отрядом Жабо и договаривается о совместных действиях, чтобы овладеть станцией Угра. В то время, когда в течение недели бригада производила разведку и подготовку к захвату Угры, главные силы корпуса вели тяжелые бои с врагом, который активизировал свои действия с фронта, Разведчики сообщили, что пришедшие из района Милятино немецкие части заняли Сорокино, Вертерхово и Жуковку. Денисково после нашего ухода также заняли немцы. В Жуковке находятся танки.
Таким образом, был вбит клин с юга между главными силами корпуса и 8-и бригадой. Кроме того, эти вражеские войска угрожали открытому правому флангу корпуса. Необходимо было ускорить разгром угранской группировки, соединиться с главными силами корпуса и прикрыть свободный подступ врагу с юга.
3 апреля партизанский отряд Жабо уничтожает противника и овладевает станцией Утра. 8 бригада с боем занимает деревню Сорокино. Десантники меняли маршруты и наносили удары врагу внезапно. После того как были взяты станция Угра и деревня Сорокино, необходимо было занять станцию Вертерхово и завязать «мешок», в котором останется гарнизон в Вознесенье.
4 апреля бригада совершает марш из Сорокина в деревню Преображенск. Отсутствие достаточного количества лыж затрудняло движение по глубокому снегу. К исходу дня бригада сосредоточилась в Преображенске и присоединилась к главным силам корпуса. Ночью бригаде был дан отдых, а утром она получила задачу наступать на станцию Вертерхово. К исходу дня занимает ст. Вертерхово, а полк 1-го гвардейского кавкорпуса уничтожает противника в деревне Мышенке и занимает оборону.
С момента соединения 8 бригады с главными силами корпуса значительно ухудшилось общее положение группы, действующей в тылу врага. Был освобожден большой район от немецких: захватчиков. На 6 апреля на освобожденной территории остались блокированными: гарнизоны врага в Вознесенье, Денискове и Жуковке, разрозненные между собой.
После занятия станции Вертерхово в тылу 8 бригады в Жуковке остался гарнизон немцев, усиленный 10 танками. Бригада получила задание уничтожить их. Батальоны Дробышевского и Карнаухова окружили деревню. Враг знал, что он обречен и защищался до последних сил.
В течение трех дней бон шли с переменным успехом. К исходу первого дня батальон Дробышевского выбил из деревни немцев. Отступающий враг нарвался на батальон Карнаухова и, несмотря на большие потери в живой силе, не смог прорваться. Враг остановился, зажатый между двумя батальонами. Однако танкам удалось прорваться через боевые порядки Карнаухова.
На второй день ушедшие танки вновь прорываются через батальон Карнаухова и с недобитой пехотой с остервенением наступают на Жуковку. Противник зажег деревню. Батальон Дробышевского был вынужден оставить ее. Вслед за танками и остатками немецкой пехоты устремился батальон Карнаухова, уничтожая живую силу врага.
У нас не было противотанковых ружей и поэтому борьбу с танками пришлось вести связками гранат, которых тоже не хватало. На третьи сутки, уничтожив живую силу врага и повредив часть танков, десантники ликвидировали вражеский гарнизон в деревне Жуковка. Нескольким танкам удалось вырваться и уйти в направлении Милятино.
В освобожденном десантниками, кавалеристами и партизанами районе остались гарнизоны врага в Вознесенье и Денискове.
11 апреля батальон немецкой пехоты при поддержке 30 танков из Милятино вдоль железной дороги повел наступление на Вертерхово. В результате тяжелых боев в районе деревни Тереховка - Вертерхово танкам с частью пехоты удалось прорвать оборону 8 бригады и пройти в Денисково и Вознесенье. Об этом было доложено командиру корпуса Казанкину. Было ясно, что танки прорвались с целью вывода из окружения вознесенского и денисковского гарнизонов. Но где они будут прорываться обратно?
На этот счет было много прогнозов, но большинство военных специалистов считало, что танки пойдут обратно тем же путем, каким и пришли. Значит, на их пути надо перестроить оборону и заминировать путь в нескольких местах. На помощь бригаде прибыл инженер корпуса капитан Горемыкин В. Я. с противотанковыми минами. С помощью саперов он заминировал дорогу в нескольких местах. Оборону построили так: около минных нолей вдоль: железной дороги то с одной, тo с другой стороны были посажены до 10 засад (силою до взвода), вооруженных автоматами, пулеметами и гранатами.
12 апреля с наступлением темноты немецкие танки медленно двигались из Вознесенья и Денискова. На танках сидела пехота. Часть ее шла пешком. Когда первые машины проходили наши засады, то стали подрываться на минах. Немцы в панике бежали в кюветы, но здесь их настигали автоматные очереди десантников.
После подрыва первых танков, остальные машины сгрудились вплотную. Получилось замешательство. Несколько задних танков стали разворачиваться на месте, но бесстрашный Горемыкин уже успел поставить позади них мины. Задний танк прошел лишь несколько метров назад и подорвался. Таким образом, не только пехота, но и танки оказались в западне. Враг метался из стороны в сторону, а сильный огонь десантников уничтожал его.
Вдруг из середины колонны взвилась в воздух осветительная ракета. Она осветила танки, пехоту, искавших спасения. Десантники, хорошо маскируясь, в белых халатах были незаметны. Немцы открыли во все стороны ураганный огонь из пулеметов, но танки, стоявшие на насыпи, не могли поразить десантников: наши бойцы находились в непоражаемом пространстве.
Так была полностью уничтожена вражеская пехота. Лишь нескольким тапкам на рассвете удалось вырваться из этой западни и уйти в сторону Милятино. Место боя было усеяно трупами немецких вояк и подбитыми танками. Так закончился бесславный конец остатков угранской группировки.
С 13-го апреля наступило затишье. Со всех участков нашей передовой обороны поступали сведения, что противник активных действий не предпринимает. В тот же день все командиры бригад были вызваны в штаб корпуса к А. Ф. Казанкину. На коротком совещании он сообщил приказ командующего Западным фронтом о том, что корпусу приказано во взаимодействии с 50 армией Западного фронта прорвать долговременную оборону противника в районе Милятино на участке Старое и Новое Аскерово и Калуговка. В освобожденном районе остаются партизаны. Движение корпуса начать 15 апреля с исходного пункта Вертерхово.
Перед маршем в бригадах были проведены партийные и комсомольские собрания, на которых обсуждался вопрос, как лучше выполнить предстоящую задачу. Личный состав корпуса пополнился боеприпасами и продовольствием, выброшенными нам на парашютах. У всех было бодрое настроение. Каждый был готов выполнить поставленную перед ним задачу.
15 апреля, используя маскировку леса, корпус колонной двинулся на юг. После каждого часа ходьбы делали 10-минутный привал. До пункта «Бараки-Плотки» шли по лесной дороге-лежневке, которая затем переходила в просеку. Болото становилось более топким и глубоким. Первую ночевку сделали у «Бараков». Переночевали кто как мог, приспособившись на кочках в полусидячем состоянии.
Второй день похода был очень тяжелым. Если впереди шедшие разведчики, перепрыгивая с кочки на кочку, выбирали более сухое место, то шедшая за ними колонна уже двигалась по колено в грязи: болоту не было видно конца.
Колонна двигалась очень медленно. К исходу дня нам удалось на пути движения найти более сухое место. Решено было сделать привал. Не разжигая костров, промокшие; уставшие до предела десантники вторую ночь вынуждены были так ночевать.
До Буды оставалось около 8 километров. В болоте, на более сухом месте, мы обнаружили убежавших от немцев несколько семей из окрестных деревень. Увидев нас, они удивились, как мы смогли, не зная проходимых троп, добраться к ним. У жителей были построены примитивные шалаши, в которых они жили; Рядом с шалашами стояли каменные жернова. Жители рассказали, что они каждый день ждут, когда прогонят немцев.
Высланная разведка в Буду, Милятицо, Аскерово и Калуговку сообщила, что на разъезде Буда находится лесопилка, на которой работают гражданские и часть немецких солдат. Разъезд охраняется ротой фашистов. В Милятино много войск с танками и артиллерией. В деревнях Аскерово, Новое и Старое, в Капуговке также очень много немцев с танками и артиллерией. Часть танков зарыта в землю. Около деревень много окопов. По Варшавскому шоссе замечено большое движение немецкой техники.
Напрашивался вывод, что в указанном районе противник занимает прочную оборону и прорвать ее будет очень трудно.
В 16 часов 17 апреля бригады сосредоточились в лесу в 500 метрах восточнее Буды. Командир корпуса А. Ф. Казанкин вызвал командиров бригад и поставил задачи:
1.командиру 8 вдб двумя ротами атаковать и уничтожить противника на разъезде Буда. Затем, продолжая движение, сосредоточиться севернее Аскерово Новое и Аскерово Старое и быть готовым для наступления на эти деревни для прорыва обороны врага.
2.9 бригаде сосредоточиться северо-западнее д. Калуговка с задачей наступления на нее и прорыва обороны;
3.214 бригада находится в лесу восточнее Буды — резерв командира корпуса.
Внезапным ударом с двух сторон в течение часа противник: был уничтожен и разъезд Буда освобожден. Штаб корпуса шифрограммой донес командующему Западным фронтом о взятии разъезда Буда.
Не прошло и двух часов после взятия разъезда, как из Милятино артиллерии врага начала нас обстреливать. Был слышен шум моторов подходивших немецких танков. В Милятино узнали от нескольких убежавших немецких солдат о занятии десантниками разъезда Буда и поспешили с боем вернуть его. Удерживать Буду и отрывать большие силы на ее оборону — означало отвлекаться от выполнения основной задачи — прорыва линии фронта и выхода на Большую землю.
18 апреля 8 и 9 бригады, преодолевая болота, к исходу дня вышли в намеченные пункты для наступления. Соединения 50 армии Западного фронта должны были наступать в направлении Зайцевой Горы, а десантники с тыла — на Аскерово и Калуговку, чтобы совместными усилиями прорвать оборону врага и соединиться.
С 18 по 23 апреля подразделения 8 и 9 бригад вели кровопролитные бои за Аскерово и Калуговку. Бои с превосходящими силами врага, вооруженного танками, артиллерией и поддерживаемого авиацией, были очень тяжелыми. Мы были вооружены гранатами, автоматами и пулеметами с ограниченным запасом боеприпасов. Бойцы и командиры проявляли героизм. Действуя ночью, подползали вплотную к танкам врага, забрасывая их гранатами, и часто погибали сами.
За 4 дня боев бойцы, сражавшиеся в первых линиях и занявшие часть окопов врага, были, лишены получения боеприпасов и продовольствия. Действия 50 армии в это время тоже успеха не имел. После 1-х суточных напряженных боев стало ясно, что одного героизма для прорыва фронта обороны противника не достаточно. Было принято решение — отойти па ранее занимаемый рубеж в районе Вертерхова.
Предстояло преодолеть расстояние в 25 километров по болотам, брести по пояс в ледяной жиже, неся на себе тяжелораненых и вооружение. Но что нас ждет в Вертерхове? Может там уже немцы?
Обратный путь был еще труднее. После неудавшегося прорыва и отхода обратно, противник активизировал, свои действия. На протяжении почти всего пути до Бараков-Плотки над колонной десантников летал немецкий самолет и корректировал огонь своей артиллерии. Правда, от артиллерии мы потерь не понесли, Снаряды, зарываясь глубоко в болото, разрывались и обливали нас болотной жижей.
26 апреля мы выбрались к «Баракам – Плоткам» Высланная разведка в Вертерхово сообщила, что этот район пока не занят немцами. Напрягая последние силы, десантники 27 апреля прибыли в Вертерхово. Сразу же заняли оборону. Разобрали железнодорожное полотно от ст. Угра до д. Мышинки. Шпалы приспосабливали для постройки дзотов. Нужно было подготовить посадочную площадку для приема самолетов, эвакуировать тяжелораненых, а также пополниться боеприпасами и продовольствием.
С 27 апреля по 25 мая бригады находились на занятых рубежах, прочно обороняя их и готовясь к активным действиям.
В этот период враг разными способами вел разведку и пытался нас выбить из занимаемого района. Но ничего у него не получилось.
Каждый день весна приносила все новые радости. Лес оделся в зеленый наряд, маскируя нас от врага, а утром и вечером наполнялся пением птиц. Даже не хотелось думать, что опять будет стрельба и вновь будут погибать люди...
Штаб корпуса представил к наградам особо отличившихся. Москва быстро решила этот вопрос, наградив десантников орденами и медалями. В середине мая всех награжденных выстроили в шеренгу в лесу около штаба. Шеренга была невелика: примерно 55 — 60 человек. Тяжело было, когда объявляли, что орденом или медалью награжден такой-то боец или командир, а его не оказывалось в строю... Да, многие тогда не дождались наград.
Десантники готовились к прорыву линии фронта. Но где? Чтобы спутать карты врага, было решено совершить марш-маневр но маршруту: следовать строго на запад до бывшего совхоза Никольское, Ново-Яковлевичи, затем повернуть на юг на Филимоны, Сивцово, форсировать большак Ельня - Смоленск. Потом совершить марш в юго восточном направлении и форсировать Варшавское шоссе в районе Монашки, Хутора Рубежные, Гурята и выйти в районе Подгерб в Брянские леса. Из района Подгерб совершить марш в направлении ст. Фаянсовая и прорвать фронт обороны врага в районе города Кирова.
Если переложить этот маршрут на карту, то получится дуга с изломанным южным концом. Протяженность маршрута от Вертерхова до г. Кирова равняется 359 километрам. На пути пришлось встретить помимо врага, естественные преграды — реки Угра, Рясна, Ужа, Устрол, Десна, Соложа и Снопоть.
Самым первым и серьезный препятствием была река Угра. Из-за многоснежной зимы 1942 года разливы рек были особенно многоводны. Кроме того с 23 по 26 мая прошли проливные дожди и уровень воды в реке намного поднялся. Через Угру в деревне Пищево был построен деревянный мост. Он сохранился в половодье и вполне мог обеспечить проход десантников.
25 мая командир корпуса А. Ф. Казанкин отдал приказ: на совершение марша-маневра по указанному маршруту. Когда с рассветом бригады начали сниматься с района обороны, оставив небольшие подразделения прикрытия, вражеские поиска, сосредоточив на всех направлениях огромные силы, при поддержке артиллерии и авиации повели наступление. Уже к половине дня ценою больших потерь противнику удалось захватить Мышенку и Пищево, а вместе с ними и переправу через Угру.
Деревни Мышенка и Пищево обороняли части I гвардейского кавалерийского корпуса генерала Белова. После ожесточенных и упорных боев за Мышенку кавалеристы отошли па левый берег Угры. Противнику удалось вбить клин в нашу оборону и разрезать два корпуса на части, разделив их рекой Угра,
После захвата врагом переправы в Пищево создалась серьезная угроза корпусу десантников, осо¬бенно его правому флангу — 8 бригаде. С каждым часом врагу ценой огромных потерь удавалось захватывать один рубеж за другим, сжимая кольцо окружения. Построить мост в короткий срок было невозможно. Единственная надежда — найти лодки и с их помощью переправиться.
Лодки обнаружили на левом берегу у д.Пищево, но деревня была занята немцами. Было принято решение: с наступлением темноты группе разведчиков отправиться в Пищево, захватить лодки и угнать их к месту сосредоточения десантников.
В половине второго ночи подошли к Пищеву. Немецкие часовые почти непрерывно освещали подходы к деревне ракетами. Мы залегли. И вдруг немцы открыли автоматный огонь в нашу сторону. Пули свистели рядом. До лодок оставалось 150 метров. Пробраться к ним незаметно можно было только водой. Удерживаясь за тонкие ветки, торчащие из воды, мы медленно, преодолевая течение, приближались к лодкам. Они совсем близко. Враг осветил берег. Недогоревшая ракета с шипением упала рядом. Мы все по горло опустились в ледяную воду. От холода тело делалось мертвым, ноги сводила судорога, в виски кололо, а на лице выступал холодный пот. Казалось еще минута-другая и человек окажется беспомощным что-либо сделать. Но мысль, что от тебя зависит жизнь многих сотен десантников, заставляла двигаться дальше.
И вот мы у цели. Лодки примкнуты цепями к столбикам. Если срывать замки, то наделаешь шуму в 50 метрах от немецких часовых. Общими усилиями раскачали столбики и бесшумно положили их в лодки. Наконец, все было готово для отчаливания. И вдруг опять ракета. Когда oна погасла, мы оттолкнулись от берега. Вновь ракета и очереди из автоматов по лодкам. Мы легли на дно лодки, а быстрое течение Угры уносило нас все дальше и дальше от пуль.
6 лодок, из них 2 больших на 40—50 человек, были доставлены по назначению. Немедленно началась переправа десантников на левый берег Угры.
Первой переправилась 8 бригада и занята оборону на опушке леса по направлению Пищево, Чащи и Селибка. С рассвета враг повел яростные атаки на десантников в районе переправы. Артиллерия противника обстреливала всю площадь обороны и часть огня перенесла в лес, куда только что переправилась 8 бригада. Авиация, совершая налеты, сбрасывала бомбы и обстреливала переправу из пулеметов. Среди десантников были тяжелораненые и убитые.
214 бригада, сдерживая яростное наступление превосходящих сил врага, переправилась последней. К 17 часам все десантники были на левом берегу, оставив боевое охранение и лодки на правом. Бойцы расположились в лесу площадью за три километра.
В это время враг занял Чащи, Селибку и Сорокино. Разведрота отошла в лес к р. Угра, и мы оказались в «мешке», в лесу на маленькой площади. С 17 часов и до темноты враг усилил артиллерийский обстрел, но от него мы несли очень малые потери.
Нужно было немедленно уходить из этого «мешка». Но, ведя несколько дней тяжелые бои, мы израсходовали почти все боеприпасы и теперь вступать в открытый бой означало добровольно пойти на расстрел. Было решено ночью совершить прорыв между Чащами и Селибкой, броском преодолеть поле и уйти в лес западнее Чащей.
С наступлением темноты прекратился артобстрел. Началось освещение местности ракетами. Разведчики установили, что поле между Чащами и Селибкой не освещается и на нем нет врага. В половине первого ночи корпус совершил марш - бросок через поле и в 4 часа мы уже были в 7 километрах западнее Чащей в лесу, где сделали первый привал. Слышно было, как артиллерия врага начала обстрел леса, где десантники были 5 часов тому назад.
После двух «капканов» у Аскерова и Угры — части корпуса вышли и сосредоточились в более безопасном месте.
Теперь десантникам предстояло скрытно от противника совершить марш-маневр и перейти линию фронта в районе Кирова — Людиново. Расстояние, которое мы должны были преодолеть, равнялось 300—350 километрам.
28 мая в 21 час части корпуса начали движение по намеченному маршруту.
При форсировании дороги Александровка - Щадрино мы с хода сбили части врага и уже в 16 часов вышли в район Волочек. Здесь заняли круговую оборону и ждали подхода частей генерала Белова, которые вели бои в районе Шилова н Колпита.
С 30 мая по 3 июня части занимали оборону и вели разведку. 3 июня 8 бригада совершает марш на восток в район д. Крупенино с задачей овладеть деревней Пустошка. С 23 часов 3 июня до 2 часов ночи 4 июня бригада вела бой за д. Пустошка, но боеприпасов было недостаточно и она была вынуждена отойти.
4 июня после 30-километрового марша бригада вошла в деревню Городок и заняла круговую оборону. Здесь мы пополнились продовольствием, выброшенным на парашютах, но боеприпасов было мало. Утром враг с десятью танками занял Торжок, Курворость, а затем окружил нас в городке. Прорвав кольцо окружения, мы с боями вышли в район Белый Холм, а затем через Николаевское, Ново - Яковлевичи 8 июня ночью подошли к Филимонам. На рассвете нас встретили немецкие, войска. Завязался тяжелый бой, который длился до 20 часов. Было уничтожено много солдат и офицеров врага. В этом бою с нами взаимодействовала часть кавкорпуса Белова.
Совершив марш через контролируемый немцами большак Ельня - Смоленск, мы ночью были в Свинцове, а в 8 часов заняли деревню Соловеньки. Здесь заняли оборону, чтобы дать возможность подтянуться остальным частям корпуса.
Авиация врага нашла наш «след» и повела сильную бомбардировку Соловеньки.
10 июня в 22 часа мы вышли из Соловеньки и в 13 часов сосредоточились в районе ст. Луки. Авиация врага целый день искала нас, но не нашла.
Июньские ночи короткие и светлые, а марши приходилось совершать только ночью. Непрерывные ночные марши и тяжелые дневные бои здорово изматывали бойцов. Им требовался отдых, нужно было пополниться продовольствием и боеприпасами.
13 июня была подана заявка в Москву на выброску боеприпасов и продовольствия, На другой день нашу просьбу выполнили, и мы снова могли смело идти вперед.
С наступлением темноты мы вышли и к 3 часам 15 июня сосредоточились в лесу около хутора Азарово 1-ое, Лазино. В этот день конница Белова тоже сосредоточилась в лесу Лазино. Разведчики всех подразделений вели непрерывную разведку подступов к шоссе. Было известно, что его усиленно охраняют немецкие танки и броневики, артиллерия, а ночью охрана усиливалась мотоциклистами с автоматчиками.
Все части были сосредоточены в 6-ти километрах от Варшавского шоссе. Все было готово для наступления. Ждали только команды. 16 июня в 3 часа бригады развернулись в боевые порядки в районе Монашки, Рубежные, Зайцевка, Гурята в общем направлении на юг. Разведчики у самого шоссе завязали бой с мелкими группами врага. В это время главные силы протирщика поспешили им на помощь. На шоссе одна за другой в небо взвивались осветительные ракеты. Было видно, как танки по дороге спешат к месту боя.
После ожесточенного, хотя и короткого боя на Варшавском шоссе, частям корпуса предстояло совершить марш в большой лес района Подгерб. 17 июня в 23 часа десантники совершили марш по маршруту Асиновка, Михалевка и Шаховка и сосредоточились в лесном массиве Подгерб.
С 18 по 21 июня бойцам был дан отдых. В это время пополнились боеприпасами и продовольствием и начали готовиться к последнему броску и прорыву долговременной обороны линии фронта. Велась тщательная подготовка к завершающему этапу. На парашютах нам сбрасывались боеприпасы и продовольствие. Тяжелораненых и больных оставили в партизанском отряде Гомога с последующей отправкой их на Большую землю самолетами. С бойцами проводились беседы. Bcе были настроены по-боевому, хорошо обеспечены питанием и боеприпасами.
Мы старались держать в секрете, что двигаемся к линии фронта, но все гражданское население узнало о наших намерениях. В этом партизанском районе осело много беженцев. Они приходили к нам и просили взять их с собой, чтобы вывести на Большую землю, Мы пытались их отговорить, просили остаться на места, но они были полны решимости идти с нами. Их насчитывалось больше двухсот человек. Это усложнило нам задачу.
Что делать? Они уже не одну сотню километров прошли с запада на восток и у них не было надежды на спасение. Мы поделились с ними продовольствием, и они от нас не отставали ни на шаг. Пришлось их брать с собой. Что нам, то и им. Только предупредили их, чтобы они строго выполняли все наши требования двигаться в хвосте колонны, не шуметь во время ночного марша и привала.
Нужно было от Подгерба до г.Кирова преодолеть 30-35 километров по хорошо подготовленной обороне врага. За дни отдыха десантников разведчики знали ни отдыха, ни покоя. Они пробрались далеко вглубь обороны врага и возвращались, принося нерадостные сведения — все населенные пункты впереди заняты немцами.
21 июня части, корпуса начали марш со сборного пункта в район леса западнее деревень Синявские и Ветлица. Мы сосредоточились в указанном районе в 14 часов, заняли круговую оборону с боевым охранением в готовности принять бой. До наступления темноты разведчики вели наблюдение за деревнями Ветлица, Ивашкевичи, Падерки и Зимницы. Из Ветлиц в Ивашкевичи и обратно проходили 10 танков, из них 3 тяжелых. В деревнях Падерки и Зимницы находились пехота и мотоциклисты врага.
Было принято решение: совершить марш колонной между населенных пунктов Ветлица и Ивашкевичи, Падерки и Зимницы и в течение ночи достичь и сосредоточиться в отметке 220,4. С наступлением темноты части корпуса двинулись по маршруту и в 4 часа утра сосредоточились в намеченном районе. Днем десантники находились в лесу, а разведчики вели активную разведку.
В предстоящем ночном марше необходимо было форсировать западнее станции Феликсово железную дорогу. Подступы к ней были заминированы. Дорога охранялась. Разведчики нашли проходы в минных полях, но как трудно ночью найти тропы и точки, которые намечены днем.
Две группы по взводу, усиленные пулеметами и подрывными шашками тола, были высланы на железную дорогу вправо и влево на километр от места перехода колонны. Им предстояло занять оборону и не допустить подхода врага до тех пор, пока не перейдет полностью корпус, а затем примкнуть к колонне.
Не доходя до железной дороги, разведчик Трофимов наступил на мину. У него была оторвана нога по колено. Перевязав жгутом ногу выше колена и завернув ее в порванную рубашку, мы положили Трофимова на палатку и понесли. Вышли на полотно железной дороги. Десантники побежали вправо и влево и через 7—10 минут начали перестрелку с немцами. Подан сигнал немедленно начать движение строго по тому месту, где прошли мы, чтобы остальные не наткнулись на мины. В течение часа вся колонна и примкнувшие к ней группы прикрытия перешли железную дорогу.
Мы продолжали двигаться по лесу строго на север. Не доходя двух километров до Гуриков, увидели, что лес стал значительно реже и вскоре перешел в кустарник с перелесками. Теперь колонна повернула строго на восток. Разведчики натолкнулись на немецкую засаду, и после короткого боя немцы бежали. Это было плохо, так как мы обнаружили себя. К 11 часам 23 июня части подошли к отметке 230,3.
Дальше двигаться без боя было нельзя. Нужно было остановиться провести разведку и ночью продолжать марш. С 8 бригадой связи не было. Она оторвалась при форсировании Варшавского шоссе. От места нашей стоянки до гор. Кирова оставалось 8—9 километров. Но что из себя представляли эти километры?
Мы уже частично зашли в хорошо оборудованную в инженерном отношении и оснащенную огневыми средствами долговременную оборону врага. Части корпуса вынуждены были занять круговую оборону. Бойцы и беженцы так измотались ночными переходами, что уже не сидели, а лежали в лесу. Уже третьи сутки десантники и беженцы ходили голодными. Когда в районе Подгерб мы пополнялись боеприпасами, то нам выбросили и продовольствие: сухари, галеты, сахарный песок и концентрат пшенной каши. Но многие мешки разбились при приземлении и в них осталась одна труха. К тому же в течение последних двух суток было запрещено ночью зажигать даже спичку, не говоря уже о кострах.
Враг начал обстреливать нас из минометов. Появились раненые. Беженцы при взрыве мин стали шарахаться из стороны в сторону. Было приказано всем залечь на своих местах и лежать до следующей команды. Пришлось обойти оборону и предупредить, что отступать нам некуда и, если придется вести бой, то только до полной победы. Наконец, враг прекратил обстрел. Раненым была оказана помощь, убитых похоронили.
На пути, по которому был намечен наш прорыв, враг имел долговременную усовершенствованную оборону. Вероятные подступы все заминированы. Кустарники расчищены. На просеках установлены пулеметы и дзоты. В крупном лесу сделаны сплошные завалы и опутаны колючей проволокой. На высоких, толстых елях у самой вершины построены мостики для наблюдения и установлены пулеметы. Танки находились в специально вырытых убежищах, и только стволы пушек торчали из тщательно замаскированных кустов. Вдоль линии фронта проходила хорошо укатанная дорога. Около нее висели на деревьях и лежали на земле провода связи.
Шедшие с колонной женщины со слезами на глазах спрашивали:
-Неужели мы, пройдя через столько мук, здесь должны погибнуть?
Мы, как могли, успокаивали их, уверяли, что если они будут вести себя спокойно, то завтра уже перейдем на Большую землю.
Было принято такое решение: построить колонну шириной по 20 человек, а в глубину — сколько хватит. Впереди поставить самых низкорослых, за ними — повыше и так далее (чтобы не перестреляли друг друга), а сбоку — автоматчиков. Таким тараном и прорвать оборону врага. Начать атаку в 23 часа. Заранее послать две группы автоматчиков (вправо и влево на километр) для имитации прорыва. Они начнут атаку на полчаса раньше, создадут шум и отвлекут внимание врага от основных сил корпуса. Главные же силы в 23 часа делают прорыв в намеченном направлении и с боем выходят в район деревни Жилино около города Кирова.
Группы для имитации наступления отправились в путь. Все части корпуса стали готовиться к построению для штурма обороны врага,
В 23 часа началось движение корпуса строго на восток. Первые дозоры наткнулись на завалы и стали подрываться на минах, своей гибелью расчищая дорогу идущим сзади.
Колонна основных сил неудержимо двигалась вперед. Противник осветил местность ракетами и открыл ураганный огонь. Десантники, отвечая сильным огнем, шли вперед. В это время немцы начали обстрел из дзотов и танков. Лес и земля гудели от взрывов снарядов и нескончаемой автоматной и пулеметной стрельбы. Бойцы передовых частей, взобравшись на танки врага, открывали люки и бросали туда гранаты. Забрасывали гранатами и дзоты. Они уничтожили эти огневые точки врага и намного облегчили продвижение корпуса вперед.
Части корпуса уже километра два прошли вперед, и бой почти затихал. Лес быстро кончился и начался луг с кустарником. Светало. Из кустарников нас начали обстреливать из пулеметов. Мы также ответили огнем в том направлении, затем сбежали в какую-то низину и стали подниматься на бугор. Еще 10—20 минут... и мы около своих блиндажей.
Пройдя метров 600 дальше блиндажей, мы остановились. Быстро подходили десантники, неся на себе раненых. Я заметил, как одна женщина, выскочив из колонны, встала на колени и размашисто начала креститься...
Впереди раскинулась деревушка Жилино. Это была уже Большая земля. Командир этого района обороны, представители советских и партийных организаций нас очень хорошо встретили. Раненые были немедленно отправлены в тыл на лечение. Десантников отвели южнее Жилино в сосновый бор, привезли кухню с горячей кашей на завтрак. Одной кухни не хватило. Привезли вторую, третью, четвертую. Пищу десантникам приходилось давать по ложке, так как они давно не ели, и эта кормежка продолжалась целый день.
Через сутки мы прибыли в г. Раменское, а через трое суток привезли и восьмую бригаду. Она шла по нашему пути и испытала почти те же трудности, как и мы, только двумя сутками позже. Во время форсирования. Варшавского шоссе десантниками 8-я бригада отошла назад, а через сутки пошла по нашему маршруту.
Уже через месяц десантники участвовали в легендарной обороне Сталинграда.
***
Прошло 25 лет с момента освобождения Смоленщины от немецко-фашистских захватчиков. Многое изменилось, многое забылось, но дружба смолян с воинами, скрепленная кровью в совместной борьбе против ненавистного врага, будет жить в веках.
Сержанту 9-й бригады, десантнику, а ныне подполковнику Савченко Алексею Емельяновичу, в феврале этого удалось побывать в Угранском районе, в местах боев 4 ВДК. Он встречался со школьниками Знаменской, Всходской и Угранской школ. Трогательной, незабываемой была встреча в дер. Зыки с Натальей Ефимовной Веселовой. Это она в 1942 году, рискуя жизнью, ухаживала за раненым сержантом Савченко. После выздоровления Алексей Емельянович вновь, как и сотни других десантников, громил врага.
... Много километров прошли дорогами войны красные следопыты Смоленщины. Много они открыли тайн, нашли могилы погибших, узнали имена. Но многое им предстоит сделать.
Родина, народ должны знать имена своих героев.
  Reply With Quote

Re: Вяземская воздушно-десантная операция.
Old 07-07-2016, 12:30   #15
Member
 
ЕвгенийЛВ's Avatar
 
ЕвгенийЛВ is offline
Join Date: Jun 2016
Location: Moscow
Posts: 38
ЕвгенийЛВ is on a distinguished road
Default Re: Вяземская воздушно-десантная операция.

По воздуху в тыл врага.Савченко А.Е.
Зимой 1942 года более десяти тысяч парашютистов - десантников 4-го воздушно-десантного корпуса приземлились в тылу врага на израненной смоленской земле - и более пяти месяцев не щадя жизни сражались с оккупантами за Родину. Они умирали не ради славы, а ради долга, ради будущего счастья своего народа, ради будущего мира.
...Ночь, сильный мороз. Краснозвездные транспортные самолеты летят на Запад. У линии фронта их обстреливают зенитная артиллерия и ночные фашистские истребители. Противник стремился любой иеной сорвать десантирование, но самолеты уверенно пробивались к цели.
Открываются люки самолетов. Холодный воздух с визгом и воем обжигает лица парашютистов, которые с оружием и снаряжением по сигналу ныряют в ночную ледяную пучину.
Приземление. И сразу — бой. А ночью нелегко определить кто перед тобой — свой или фашист. Тут нужна сообразительность солдата.
При десантировании были у нас и потери. Многим пришлось выпрыгивать из горящих самолетов и приземляться на головы противника, тут же вступать с ним в бой. В таких случаях частыми были схватки врукопашную...
Ни авиация, ни артиллерия, ни танки врага не смогли сломить стремительный порыв десантников. От пленных нам было известно, что фашисты не понимали и удивлялись — почему в сложнейших невыносимо тяжелых условиях так упорно, дерзко и смело сражались парашютисты - десантники? На чужой земле они этого и не могли понять, потому что мы были носителями новой, передовой идеологии первого в мире социалистического государства. Для нас Родина - мать родная и ее счастье дороже жизни.
Более пяти месяцев беспрерывных, кровопролитных боев в тылу врага и это серьезное испытание верности, чести и совести воинов. Мы теряли боевых друзей и понимали, что нам, военным людям, и положено первым смотреть смерти в глаза, когда Родина в опасности.
Но как было горько и больно видеть, когда погибали дети от пуль, снарядов и бомб, от голода и холода. А сколько их было замерзших, изуродованных на пепелищах сожженных деревень! Такое забыть невозможно.
Свежи в памяти события у деревни Тыновка. После продолжительных боев мы находились в траншеях. С минуты на минуту ожидалось появление немцев. Раненые и обмороженные бойцы по приказу лейтенанта М. В. Новикова собрались в полуразрушенном доме для перевязки. Остальные готовились к бою.
Атака фашистов была мощной. Чувствуя, что обороне десантников нужно подкрепление, раненые по собственной инициативе решили вернуться в траншеи.
Местность глубоко простреливалась противником и трудно было сдержать его натиск. Рядовой Балашов, невысокого роста, с красивым юношеским лицом, крепко пожал руку рядовому Малинину и побежал к траншее. Но, настигнутый пулей, так и остался лежать на снегу. Малинин решил броском преодолеть этот коварный участок. Внешне он был спокоен, уверен в своем успехе и все-таки сказал вслух: «Маму жаль, узнает — не перенесет».
Бросок!.. И Малинин добежал до траншеи. Фашист не успел совершить очередное убийство.
Ночью в маленькой бане тихо стонал тяжело раненый Балашов. Перед смертью в бреду, он, как ребенок, звал на помощь мать, отца, произносил обрывки бессвязных фраз.
Утром у его могилы и других боевых товарищей мы поклялись бить фашистов еще крепче, не давая им пощады на нашей земле.
И после этого на деревню Тыновка противник наступал много раз. Однажды на рассвете под прикрытием минометного и артиллерийского огня цепи фашистов хлынули на оборону десантников. Завязался жестокий бой. Наши минометчики били точно по цели. Немецкие минометчики, перенеся огонь, ошибочно стали бить по своим. Противник был отброшен. Десантники захватили много немецкого оружия, которое позже успешно использовали.
В этом бою отличился повар нашего батальона Косолапов. Он лично уничтожил более двадцати фашистов, а после боя с поварским черпаком продолжал выполнять свои непосредственные обязанности у кухонного котла. За этот бой он был награжден орденом Красного Знамени.
Получив отпор и понеся большие потери, немцы целый день не наступали. Они лишь обстреливали наши позиции из минометов и артиллерии.
Ночью фашисты предприняли еще одну попытку прорваться в деревню. Ожесточенный бой длился долго, и все же десантники оказались победителями. Оставив на поле боя много убитых и раненых, фашисты убрались восвояси.
После этого много раз гитлеровцы пытались захватить деревню Горбачи, но десантники проявляли мужество, героизм и отбрасывали наступающего противника.
Фашисты несли большие потери. И все-таки в одну из ночей они начали очередное наступление. Несмотря на упорное сопротивление десантников, противнику удалось ворваться в деревню. Долго продолжался неравный бой, переходя в рукопашные схватки.
Когда появился немецкий танк, то окровавленный сержант (фамилию не помню) по-пластунски пополз к нему со связкой гранат. Заметив это, лейтенант Волчанский запретил ему идти на верную смерть — нам люди были очень дороги. Позже, в этом же бою сержант погиб.
И в этом сражении десантники вышли победителями. Фашисты отступили, оставив на боя более ста пятидесяти трупов.
Кто был в боях, тот смотрел смерти в глаза. А кто смотрел смерти в глаза, тот знает, что страшно — пересыхает горле, стучит в висках, нервы напряжены до предела. И этот страх нужно уметь внешне скрыть, особенно если ты командир или политработник. На тебя смотрят, с тебя пример берут боевые товарищи.
В бою не смеются, там страшно, очень страшно. Но бывают и там исключения. В разгар боя вижу — солдат смеется. Его лицо в крови, зияет рванная фашистской пулей бровь. На вопрос что случилось? – отвечает «Фашиста обманул, он хотел меня в лоб, а я в этот момент голову повернул и остался в живых».
Грустная шутка. Но оптимизм так нужен в бою солдату... Без него труднее достаются победы.
Да, умирать страшно, но иногда легче самому умереть, чем терять боевых друзей. Эти слова сказал командир нашей роты старший лейтенант И. Батенко во время боя за населенный пункт Ключи. И в этом я не раз убеждался сам.
Большие потери в этом бою понес противник. Много и мы там потеряли боевых друзей. Погибли старший лейтенант Н. И. Шилов, младший лейтенант А. С. Маянцев, старшина роты Гриценко, сержант Гуменюк и много, много других.
Позже населенный пункт Ключи мы все же взяли, но противник делал все возможное, чтобы опять захватить его, он жестоко бомбил. Бревна деревянных домов взмывали вверх и падали с высоты, как игрушечные палочки. Едва кончался пулеметный огонь, как начинался минометный и артиллерийский обстрел, затем снова бомбежка и так весь день. И все противник не достиг своей цели.
Ключи... По замкнутому кольцу кружили фашистские бомбардировщики. Завывание и визг бомб сливались с ревом пикирующих стервятников. Земля непрерывно содрогалась от взрывов. Лошади всхрапывали и шарахались в стороны, раненые животные бились в агонии. У некоторых из них из глаз катились слезы. Только большие знатоки животных могут понять, что иногда и лошади плачут. Раненых животных мы избавляли от мучений. Но каково же было людям в этом аду, если даже лошади плакали?
В боях у нас были удачи и огорчения, которые остались в памяти и забыть их невозможно. В поселке Буда, в районе лесопильного завода, противник сосредоточил большие запасы продовольствия, боеприпасов и другого военного имущества. Получив приказ уничтожить эти склады, наш батальон пробирался туда по лесам, избегая дорог и населенных пунктов.
Тяжело было идти по глубокому снегу в густом лесу. Иногда приходилось снимать лыжи и без них пробираться сквозь густые заросли, проваливаясь до пояса во влажный снег. Во время движения, бывало, разгорячившись, вспотеешь, а ночью мокрая одежда замерзала и становилась жесткой, рубашка, прилипшая к телу, долго не сохла.
Спали мы на дне снежных ям на еловых ветках. Мороз пронизывал до костей. Жечь костры не разрешалось. Поэтому средствами обогрева для нас служили бег и гимнастика. А рано утром в заиндевевшей одежде, стуча зубами от холода, идти было довольно-таки трудно. Замерзшая одежда, цепляясь за ветки деревьев, создавала шум, все наши движения были неуклюжи, скованными.
На третий день скрытно подошли к поселку Буда. Фашисты у складов играли на губных гармошках, горланили песни, другие — мылись в бане и не думали об опасности.
Батальон атаковал лесозавод. Наша рота попала под сильный обстрел и несла большие потери. По приказу командира роты старшего лейтенанта И. Батенко мне с тремя солдатами удалось поджечь здание, где находились огневые точки противника и этим обеспечить продвижение роты.
Удалось нам это сделать благодаря тому, что сумели обхитрить немцев. Пользуясь тем, что мы были в белых маскировочных халатах, нам удалось пристроиться к подразделению противника, одетого также в белые маскхалаты, а затем проникнуть в дом, поджечь его и уничтожить фашистских пулеметчиков.
Утром следующего дня немцы начали наступление. Бомбардировка, артобстрел, непрерывные атаки их пехоты вынудили батальон отойти. Пехота противника пыталась отрезать наш отход. Батальонный комиссар А. О. Шуклин приказал мне с пятью солдатами встретить гитлеровцев огнем из засады, заставить их развернуться, чтобы выиграть время и обеспечить отход батальону.
В лесу завязался неравный бой. Мы вынудили немцев развернуться в цепь. Глубокий снежный покров сковал действия фашистов. Драгоценное время было выиграно, и батальон своевременно отошел. Все пять бойцов погибли смертью храбрых. Был тяжело ранен и я. Немцы шагали через погибших моих боевых товарищей, шагали и через меня, ибо признаков жизни у меня в то время не было, спустя многие часы после боя я был найден среди трупов полуживым и вынесен в безопасное место. Взаимная выручка у десантников была на первом плане.
Противник против нас применял самые коварные методы. В район наших боевых действий он заслал около трехсот диверсантов, переодетых в форму советских воинов. И это не помогло. Врагов мы быстро распознали и обезвредили.
В тылу врага порядки у нас были самые строгие. Не щадили себя, беспощадны были и к товарищам, которые проявляли хотя бы малейшие признаки малодушия. По тем временам это было правильно. Узаконенные нами порядки обеспечивали нам успешные действия в неимоверно трудной обстановке.
В Новинских дачах взвод, которым я командовал, находился в обороне. Шли бои, и во взводе бойцов становилось все меньше и меньше, а в обороне нужно дежурить днем и ночью. Солдаты, осунувшиеся от постоянного голодания, с воспаленными от бессонницы глазами, нередко теряли сознание, но безропотно выполняли любой приказ.
В этой тяжелой обстановке я понимал, что нужно достать хотя бы немного еды, чтобы люди не вышли из строя. И решил отпустить двух солдат искать еду на пепелищах сожженных деревень.
Через несколько минут после ухода солдат к нам прибыл командир 9-ой бригады полковник И. И. Курышев. Иду ему навстречу, чтобы доложить, но раненая нога подвела и я упал. Собравшись с силами, встаю и отвечаю на вопросы полковника. Он был тоже очень усталым, но возмутился, когда узнал, что я отпустил двух солдат искать пищу. Полковник предупредил, что если мой взвод не отразит очередную атаку немцев, то за самовольное решение ко мне будут применены самые суровые меры наказания.
Комбриг ушел. Настроение испортилось, но ненадолго. Подошли солдаты и начали спокойный разговор о строгом предупреждении полковника. Все мы хорошо понимали и его и справедливость предупреждения. Никто не жаловался на раны, которые тупой болью давали о себе знать. Сомнений не было — ребята не подведут. И я был рад, когда Анохин сказал, что в этой траншее противник будет только в том случае, если последний из нас погибнет. Вскоре, наконец, появились те двое. Они принесли голову коровы, из которой получился прекрасный бульон, хотя и без соли. Этот живительный эликсир возвратил нам силы. Мы окрепли и с достоинством продолжили выполнять свою нелегкую боевую задачу.
Тяжелые бои продолжались и люди выходили из строя. Пришлось и мне покинуть строй.
В деревне Глухово находилось много раненых и больных тифом. На тифозных было страшно смотреть. Бледные, обтянутые кожей скелеты, а не десантники. И невольно я подумал тогда, что лучше погибнуть на поле боя, чем умереть от тифа. Видимо, мою мысль понял врач и сказал:
- Собери все силы и добирайся до деревни Зыки – там нет тифа.
Нелегко было плестись с черепашьей скоростью. А тут случилась беда - над деревней появились фашистские самолеты. Взрывной волной бомбы меня подбросило и ударило о землю. Хотелось за что-то ухватиться руками, но все это было точно во сне. Кажется, терял сознание. Потяжелела голова. Подступила к горлу тошнота. Появилось безразличие ко всему.
В сопровождении подобравших меня подростков я, наконец, пришел в деревню Зыки. Главным медицинским работником там был тогда солдат из моего взвода Аркадий Чернышов, который с медициной познакомился в тылу врага. Он ловко перевязывал раненых, давал им советы, и его все уважали. Оказывается, подлечившись сам, он добровольно взялся помогать раненым, ибо все медицинские работники этого своеобразного госпиталя погибли. Несколько позже от осколка снаряда погиб и Аркадий Чернышов.
Нельзя забывать, тем более нашей молодежи, что победа над врагом досталась дорогой ценой. Достаточно сказать, что из личного состава батальона, в составе которого я десантировался в тыл врага, в живых остались единицы. Остальные десантники батальона честно отдали свои жизни за нашу Великую Победу. А разве можно забыть о подвиге гражданского населения Смоленщины, которое скрывало от фашистов раненых воинов, лечило их и отдавало больным последний кусок хлеба?! Смоляне подвергали себя опасности от голодной смерти и расправы фашистов, но шли на подвиг во имя Родины и ее победы над ненавистным врагом.
Я лично жизнью обязан тоже угранцам за то, что они меня вылечили.
  Reply With Quote
Reply

Tags
воздушнодесантная, вяземская, операция

Thread Tools Search this Thread
Search this Thread:

Advanced Search
Display Modes

Posting Rules
You may not post new threads
You may not post replies
You may not post attachments
You may not edit your posts

BB code is On
Smilies are On
[IMG] code is On
HTML code is Off
Trackbacks are Off
Pingbacks are Off
Refbacks are On


Similar Threads
Thread Thread Starter Forum Replies Last Post
операция "Багратион", в ранее не публиковавшихся картографических материалах из нац.архива США. Regen Военная история 0 02-26-2016 10:37



All times are GMT +3. The time now is 08:11.


Powered by vBulletin® Version 3.8.2
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.
SEO by vBSEO 3.3.0 ©2009, Crawlability, Inc.